Призрак ювеналки бродит по Росии. И грозит воплотиться уже 1 января 2015 года.

Гражданам России грозит ввод неконституционных норм, проходящих под названием «ювенальная юстиция». Незаконному закону пытаются противостоять активисты Родительского Сопротивления.

1 января 2015 года вступит в силу закон № 442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан Российской Федерации». Закон вводит ювенальные неконституционные нормы (см. статью ниже), позволяющие контролировать частную жизнь граждан и навязывать им социальные услуги. С целью предотвратить внедрение ювенальных механизмов в систему социальной помощи семьям активисты Родительского Всероссийского Сопротивления организуют общественные обсуждения вступающего в силу закона. Таким образом они пытаются донести до общественности и наших чиновников идею о том, что закон в том виде, в котором он сейчас существует, несет в себе опасные составляющие, и что его необходимо менять. Эксперты РВС  разработали поправки к этому закону, нивелирующие его ювенальные элементы. Обсуждения в Общественных палатах , круглые столы проходят во многих городах России. Так, например, обсуждение  закона «Об основах социального обслуживания граждан» проходило в Общественной палате Липецка.

Контроль за семьями. Недорого.

юю30 декабря уже ушедшего года Владимир Путин подписал Федеральный закон «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации». Родительское Всероссийское Сопротивление на основе независимого юридического анализа считает, что этот закон противоречит Конституции.

Подписанию, как и в случае с европейской «Конвенцией о правах ребенка, касающейся торговли детьми, детской проституции и порнографии», предшествовали молниеносные принятия законопроекта № 249303-6 во втором чтении (18 декабря) и третьем (23 декабря), а также одобрение его Советом Федерации 25 декабря 2013 года. Когда кому-то очень нужно, наши законодатели умеют работать очень быстро. А ювенальному лобби этот закон был очень нужен. По слухам, перед ним поставили задачу во что бы то ни стало обеспечить принятие ювенального закона до начала 2014 года. Правдивы ли были эти слухи или нет, но 30 декабря мы все-таки получили подписанный президентом закон.

Что же за чудесный законопроект принят всеми инстанциями поспешно и единодушно?

Во-первых, согласно этому закону, «социальная помощь» больше не «помощь». Теперь это «услуга». Надо ли объяснять разницу между этими понятиями? Русскому человеку не надо. Он понимает, что согражданам, своему народу, братьям и сёстрам, нуждающимся в помощи, он не будет оказывать услуг. Он будет им безвозмездно помогать. Услуга же подразумевает, что за неё будут платить. Так или иначе, начинают работать правила рынка, появляется конкуренция, и те, кто эти услуги оказывает, начинают бороться за прибыль, в том числе — с конкурентами. И только представьте себе, как будут бороться за оказание «социального сопровождения», как невинно назвали законотворцы «социальный патронат». Согласно закону, «сопровождение» не является услугой (кстати, понятие услуги в законе не раскрыто), но является каким-то видом «содействия в помощи» (оплачиваемой?), на которую не распространяется принцип добровольности. Чем больше семей на учете, тем больше содействия оказано! Получается, что вместо системы государственных гарантий защиты семьи образуется некая рыночная сфера, то есть семьи попросту бросаются в рынок.

Во-вторых, в законе есть инструменты, дающие повод работать с семьёй против её желания. Эти инструменты содержатся в статьях № 22 (о социальном сопровождении) и № 29 («Профилактика обстоятельств, обусловливающих нуждаемость гражданина в социальном обслуживании»).

Ну и, наконец, при обращении за социальной помощью граждане автоматически попадают в список попавших в «тяжелую жизненную ситуацию», что дает право соцорганам беспрепятственно вмешиваться в частную жизнь семьи.

Заявительный характер работы служб социального обслуживания, когда родители сами обращались за помощью, заменен выявительным. И как это у нас обычно принято, критерием оценки работы служит количество выявленных. В итоге мы получим ситуацию, когда при погоне за планом под контроль соцработников попадут даже вполне благополучные семьи. Институт соцобслуживания превращается в орган тотального контроля над обществом.

Вообразите, какой «дивный новый мир» несёт связка понятий «рынок услуг» и «без согласия». Как по мне, так это чудовищно, когда дело касается института семьи.

Сейчас различные некоммерческие организации (НКО), последовательно поддерживавшие ювенальные идеи о праве вторжения в любую семью по самым незначительным и надуманным поводам, а также навязывании ей «социальных услуг» без просьбы и согласия со стороны семьи, могут радоваться. Ведь их давнее желание «присосаться к бюджету» сейчас может быть осуществлено. Кстати, напомню, пермский омбудсмен Павел Миков является ярым сторонником привлечения НКО к решению проблем семьи.

Итак, благодаря этому закону право семьи на помощь от государства подменилось тотальным контролем, всевластием чиновников и введением ювенальных механизмов.

Закон принимался в непростых условиях. Наверняка не все следили за событиями, а они развивались весьма динамично.

12 декабря Совет Думы назначил второе чтение законопроекта, хотя его рассмотрение первоначально было запланировано на март. Видимо, очень было нужно принять закон в 2013 году. Официально продвигал этот закон председатель Комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов Андрей Исаев.

13 декабря на сайте Государственной Думы появился текст законопроекта ко второму чтению, который имел очень большие изменения по сравнению с первым. РВС вынуждено было срочно заново анализировать проект.

17 декабря «Суть времени» и Родительское Всероссийское Сопротивление провели акции протеста по всей стране. В рамках этой общероссийской акции в Москве с 9 утра проводились одиночные пикеты возле здания Государственной Думы. Протестные действия продолжились и 18 декабря.

Ранее родители написали Президенту открытое письмо с просьбой сдержать свое обещание, данное им на съезде 9 февраля 2013 года, что без широкого обсуждения и против воли народа никакие законы, затрагивающие права семьи, приняты не будут. Это обращение было опубликовано в газете «Завтра».

Также родители отправляли многочисленные письма и телеграммы в адрес Думы и Президента. Отправляли письма и Патриарху, с просьбой вмешаться. И тогда Всеволод Чаплин, глава отдела по взаимоотношениям Церкви и общества Московского Патриархата направил письмо председателю комитета Госдумы по труду и социальной политике Андрею Исаеву (на фото) и председателю комитета по делам семьи Елене Мизулиной.

исаев

Тут началось самое интересное. Депутатам уже надо было как-то реагировать – и слово дали Андрею Исаеву, который заявил, что в законопроекте термины определены четко, их неоднозначное толкование исключено, принцип оказания услуг сугубо добровольный и понятие социального сопровождения предполагает оказание помощи и не относится к социальным услугам.

Всё бы ничего, но проведённый юристом анализ текста законопроекта, подготовленного ко второму чтению, полностью опровергал заявление Исаева. Напомню, что опасные изменения были внесены в законопроект между первым и вторым чтением. Лгал он, или просто был не знаком с обновлённым текстом, остаётся загадкой. Но как правильно было замечено, это либо депутатская безграмотность, либо диверсия против народа. Кстати, ещё он заявил, что закон очень широко обсуждался в обществе, хотя мнения двух крупнейших российских организаций защиты семьи (АРКС и РВС) никто не спрашивал.

Более того, именно депутат Исаев (вместе с депутатом Вшивцевым) предложил поправку, по которой из законопроекта убрали слова: «Согласие гражданина либо его законного представителя на социальное обслуживание… оформляется в письменном виде».

Также Исаева очень радовал тот факт, что будут допущены к детям (и к госфинансированию) НКО: «Закон позволяет не только государству, но и некоммерческим организациям активно участвовать в оказании социальной помощи. Государство будет напрямую помогать таким организациям».

Несмотря на продолжавшиеся протестные действия, 18 декабря 2013 года законопроект был принят во втором чтении. А 23-го – уже в третьем, окончательном.

Отдельного разговора заслуживают результаты распределения голосов депутатов. При голосовании во втором чтении просто «блестяще» повели себя фракции КПРФ и «Справедливая Россия». Видимо понимая, что закон крайне непопулярен, они просто не проголосовали. А что? И принятию антинародного закона не помешали, и смогут потом сказать, что «за» тоже не голосовали. Справедливости ради стоит сказать, что один депутат КПРФ проголосовал «против». Есть ещё в КПРФ достойные люди. КПРФ подобное предательское по отношению к народу поведение демонстрирует уже во второй раз (в первый раз они эту тактику применили при голосовании по поводу европейской конвенции, предписывающей введение сексуального просвещения для наших детей).

голосование

25 декабря закон был одобрен Советом Федерации, и 30 декабря его подписал Владимир Путин.

Тем самым президент не выполнил своё обещание, данное им родителям 9 февраля 2013 года. Понимал ли он это, подписывая закон, или находился в неведении, неизвестно.

Как это теперь коснётся нас?

Когда я читал анализ этого законопроекта, который подготовил аналитический отдел Родительского Всероссийского Сопротивления, я вспомнил те слова, которые произнёс Сергей Валерьевич Большаков, заместитель министра Социального развития Пермского края, на краевой межведомственной конференции, посвященной защите детей. Конференция вообще была богата на высказывания, но это было особенным.

Так вот, Сергей Большаков высказался по поводу трёх ключевых проблем обеспечения безопасности детей. С его точки зрения они таковы:

«Это, прежде всего, высокий удельный вес бедных семей, имеющих маргинальное сознание. Негативное действие оказывает также неразвитость социальных услуг, их неравномерное распределение на территории края. Наконец, это снижение ответственности родителей за содержание и воспитание детей, что является следствием советской традиции надеяться на государство».

Как много сказано… Я давно наблюдаю за тем, что говорит пермский детский омбудсмен Павел Миков, меня не удивить его откровенно ювенальной риторикой, но вот высказывания чиновников министерства социального развития не так часто попадают в СМИ. Все-таки там больше работают, а не общаются с журналистами. Но как говорится, редко, да метко.

Вторая проблема обозначена как «неразвитость социальных услуг, их неравномерное распределение на территории края». Видимо, такие слова, как «социальная помощь», ещё до принятия закона были вычеркнуты из словарного запаса чиновников. Судя по всему, все уже были готовы к появлению закона, превращающего нашу страну в один большой рынок «социальных услуг». Рынок, где постоянно разыгрываются какие-то тендеры, делаются госзакупки, раздаются какие-то субсидии. И как было отмечено в анализе закона экспертами РВС, «с учётом масштабной деятельности различных «детских» фондов, имеющих разветвлённую сеть филиалов и дружественных «некоммерческих» организаций, ориентированных исключительно на социальные услуги, российский бюджет не справится с поставленными перед ним задачами по другим расходным статьям».

Хочу также обратить внимание, что, согласно принятому закону, можно, не спрашивая гражданина, возбудить обращение о предоставлении ему социального обслуживания (ст. 14), признать его нуждающимся в нём (ст. 15), рекомендовать ему индивидуальную программу обслуживания (ст. 16, пп. 1, 3), обязательную для исполнителя (ст. 16, п. 3), которая может включать и мероприятия согласно ст. 22 (социальный патронат под видом «социального сопровождения»), на которые не распространяется принцип добровольности, а в срочном случае (ст. 16, п. 7) — и оказать услугу без такой программы.

Сергей Валерьевич как бы говорит нам, что, мол, развелось тут неответственных иждивенцев (видимо, сам решая, кто ответственный, а кто нет), не могущих себя прокормить, ишь ты — по советской традиции всё на государство надеются. Всё, халява кончилась, не Советский Союз, не можешь прокормить – значит, не ответственный родитель.

«Ответственное родительство» – термин, активно продвигаемый ювеналами. Если в двух словах, то подразумевается, что чиновники по своему усмотрению определяют, кто из родителей является ответственным, а кто нет. При этом, естественно, возрастает вероятность того, что в категорию «безответственных» попадают не только реальные маргиналы – алкоголики и наркоманы — но и просто малообеспеченное и малоимущее большинство. О чём Сергей Большаков и говорит дальше, видимо, считая бедность «следствием советской традиции надеяться на государство».

Я-то вот всегда считал, что у нас семья охраняется государством, и что государство у нас социально ориентированное. Раз уж так высказывается заместитель министра, то в ювенальной ориентации ведомства в целом сомневаться не приходится.

Мне давно было интересно, какие же настроения ходят в верхах. Особых надежд на то, что ювенальный вирус не поражает чиновников, я не питал, но была какая-то надежда, ведь с некоторыми чиновниками я знаком лично и всегда считал их хорошими людьми. Теперь же я вижу, что складывающаяся в последние годы система вносит свои коррективы в мировоззрение находящихся внутри неё людей. Судя по всему, это неизбежно.

Так что принятие закона вполне может коснуться каждого из нас. Ведь чиновники давно уже внутренне готовы к подобным изменениям.

Что же делать теперь, когда закон принят? Паниковать не нужно. Если вы столкнётесь с действиями органов, действующих согласно этому закону, помните, что эти действия противоречат другим законам и Конституции – и просто обращайтесь в РВС.

В свою очередь, Родительское Всероссийское Сопротивление будет добиваться внесения изменений в этот закон, а то и вовсе его отмены. Более того, в 2014 году РВС и «Суть времени» запланировали очередной масштабный опрос, который покажет, каково мнение граждан нашей страны по поводу всех подобных законодательных инициатив власти, разрушающих семью и традиции. Если потребуется, мы выступим инициаторами проведения референдума, который поставит точку в многочисленных попытках протащить ювенальные механизмы в различные законы.

Алексей Мазуров. РВС, Пермь.

источник источник

Следите за новостями
Обсуждайте идеи