Как Центробанк, ФРС и нефтяной рынок ослабляют рубль

На горизонте есть светлые пятна. Завершится август, пройдут погашения внешнего долга в сентябре – и сезонность вновь начнет оказывать поддержку рублю.


Как Центробанк, ФРС и нефтяной рынок ослабляют рубль

Если ЦБ не сбросит скорость рублевых интервенций, российская валюта может уйти к отметке 62, и даже 65 за доллар.

Инвесторы быстро привыкают к хорошему. Буквально месяц пониженной волатильности на валютном рынке – и падение рубля на 2% за сессию уже щекочет нервы. Однако само по себе это вполне нормальное колебание для режима свободного плавания. Тревожит, пожалуй, не само резкое изменение курсов.

Тревожит риск ускорения процесса, вплоть до повторения событий прошлого декабря.

Сразу скажу, что не вижу предпосылок для такого неприятного развития событий. Однако и заявления господ Улюкаева и Силуанова по поводу равноверсного курса в 55 рублей за доллар, при всем уважении, не успокаивают. Даже если некое теоретическое фундаментальное равновесие действительно существует – пусть на указанном уровне, — в нем мало практического смысла при способности рубля двигаться на 2% за день.

Более того, сам центральный банк извратил понятие свободного плавания таким образом, что риски для рубля смещены в сторону его хронического постепенного ослабления. Главным среднесрочным фактором здесь выступает так называемое восстановление золотовалютных резервов. Регулятор утверждает, что не таргетирует какого-либо конкретного значения курса рубля, а потому в целом его политика остаётся последовательной.

Но в этой формулировке, конечно же, присутствует изрядная доля лукавства. Банк России де-факто проводит интервенции, направленные на ослабление рубля, и приобретает на рынке $200 млн в день (или эквивалентную величину в других резервных инструментах). Крайне важно, что это чистый вычет из предложения валюты, так как регулятор изымает из оборотов данную сумму. И уже поэтому сопоставлять операции ЦБ с ежедневным объемом торгов некорректно. Гораздо правильнее сравнить размер интервенций с поступлениями валюты по текущему счету. Так можно оценить, какую часть всех поступлений отбирает регулятор.

Эта простая операция позволяет понять масштаб действий Банка России. При покупках в $200 млн в день во II кв. 2015 г. Центробанк выкупил бы две трети всех валютных поступлений в страну. Более яркий пример: во II кв. 2013 г. спрос монетарных властей в семь раз превысил бы чистый приток валюты. III кв. того же года вообще был исключением, когда статистика зафиксировала дефицит текущего счета платежного баланса.

Дальше – интереснее. Именно третий квартал каждого года характеризуется минимальным притоком объема валютной выручки в страну. Если оценивать по данным последних пяти лет, то в III кв. профицит текущего счета в 3 раза меньше среднего по всем кварталам ($7 млрд против $21 млрд). Именно поэтому август часто является проблемным месяцем для российского валютного рынка.

И сейчас мы приближаемся к сезонному провалу предложения валюты на фоне стабильно высокого спроса ЦБ.

Думаю, эта огнеопасная комбинация является одной из главных причин быстрого ослабления рубля в последние дни, и в августе она еще неоднократно даст о себе знать. Если регулятор не сбросит скорость интервенций, пара USD/RUB может уйти к отметке 62, и даже 65 при определенной комбинации прочих факторов.

Помимо гремучей смеси сезонности и аппетитов ЦБ, есть еще необходимость погашать внешние долги российских корпораций. В оставшейся части года нужно заплатить почти $75 млрд., из которых $16 млрд приходится на сентябрь. Даже исходя из того, что половина этого объема приходится на внутрикорпоративные расчеты, все равно необходимо изыскать $8 млрд. Процесс накопления валюты, вероятно, уже начался, и он, наравне с покупками центробанка, оказывает негативное влияние на курс рубля.

И уже после этого нужно вспомнить о тех самых «прочих факторах»: падающей нефти и грядущем ужесточении политики ФРС. 

Первое в условиях свободного плавания, безусловно, сильно влияет на курс нашей валюты. Стоимость барреля Brent на момент написания составляет $52,5, или 3 150 рублей, что близко к исторически минимальным уровням. Намного более комфортна для страны цена хотя бы в 3 400 руб, что на 7% выше. Это при прочих равных означает такой же потенциал снижения рубля.

Повышение ставок Федрезерва также представляется мне неизбежным. Думаю, уже на декабрьском заседании управляющие примут решение об ужесточении кредитных условий. Сделано это, однако, будет как-то изобретательно. Например, вместо целевого коридора 0-0,25% вернут точечную цель в 0,25%, и при этом запустят операции обратного репо. Действия могут быть любыми, но так или иначе для всех развивающихся рынков они превратятся в больший дефицит предложения валюты.

Для рубля это означает дальнейшее свободное плавание в неспокойных водах. Отмечу лишь, что на горизонте есть и светлые пятна. Завершится август, пройдут погашения внешнего долга в сентябре – и сезонность вновь начнет оказывать поддержку рублю. В конце концов, 55-60 рублей за доллар — это действительно некая справедливая цена, при которой сводится платежный баланс. Главное, чтобы аппетиты ЦБ не превратились в жадность, а риски, связанные с сырьевыми рынками, не материализовались. 

http://riata.ru/publikatsiyaya/item/7627-kak-tsentrobank-frs-i-neftyanoj-rynok-oslablyayut-rubl.html 

Следите за новостями
Обсуждайте идеи