Что спрятано в английском языке?

Национальное бессознательное проявляется в свойствах языка народа, который на нём говорит. Какие ценности на самом деле несёт миру англоязычие?

Наблюдая в последние пару лет за русскоязычными интернет-ресурсами, невозможно игнорировать всё нарастающую тенденцию на уничижительное отношение к Америке (если точнее, то к США). Одни предсказывают ей неминуемый (очередной) коллапс. Другие пишут, что Америка скоро сама развалится. Третьи как дети радуются её неудачам и катастрофам. На волне псевдопатриотического угара стало общепринятым оскорблять на разный манер президента США. О прочих политиках и говорить не приходится, им достаётся по первое число. В некотором смысле благо, что есть у нас сенатор МакКейн, и никого специально не пришлось выдумывать!

Вместе с тем такое поведение не является сколько нибудь корректным, вдумчивым или дальновидным. Если ваш оппонент не проявляет глубины ума и культуры в своём поведении, это ещё не значит, что теперь ему можно во всём уподобляться. И тем более не стоит самому первым отчаянно истерить или хамить по любому малейшему поводу. Возмещением за выдержку будут холодный трезвый взгляд, высокий шанс лучше уловить причины поступков оппонента, а также осознание причинно-следственных связей своих собственных действий. Глубинная внутренняя работа позволит заложить основы для будущих побед. А поверхностные суждения и действия, на них основанные, лишь только усугубляют положение.

Вашему вниманию представлена статья (к слову сказать, довольно объемная), которая целью своей ставит рассмотрение и анализ причин той внешнеполитической позиции США, свидетелями которой мы являемся сегодня. Это важно, поскольку может оказаться полезным ряду авторов в подготовке будущих материалов, сделав их более выдержанными, зрелыми и объективными. А это, в свою очередь, важно ещё и потому, что публикуемые на «Континенталисте» материалы читает большое количество молодых людей. Не хотелось бы, чтобы у ребят закрепилась привычка вестись на сиюминутные эмоции и делать поверхностные суждения. Ну а главное заключается в надежде на то, что эта статья поможет ещё немного приблизиться к ответам на основной вопрос – «Кто такие Русские в XXI веке?».

Для того, чтобы полноценно понимать представленный материал, необходимо познакомиться с предыдущими работами (здесь первая и здесь вторая). Без их освоения некоторые позиции этой статьи будут не до конца понятны. Также полезно (но, пожалуй, не обязательно) иметь хотя бы общие представления о морфологии и синтаксисе английского языка.   ***

Для начала уместно вспомнить знаменитую фразу французского философа Жака Лакана, который утверждал, что «бессознательное структурировано как язык». Это, с одной стороны, очень простая и интуитивно очевидная формулировка. Но с другой стороны, в ней скрыто достаточно много того, что не всегда на первый взгляд очевидно. Чтобы подойти к пониманию, к расшифровке этой фразы, можно избрать разные пути. Например, можно последовательно пойти по стопам самого Лакана, и изучить работы Ф. Соссюра, Ж. Дерриды и т. д., а потом уже исследовать ход мысли самого Лакана, как она шла в течение всего его творчества. И тогда, возможно, мы, точно так же, как и Лакан, придём к выводу, что «открыв бессознательное, трудно не оказаться в сфере лингвистики» (Ж. Лакан. Книга XX. Семинары. «Еще…», глава II.). В рамках текущей работы и с учётом выводов, которые уже имеются, будет вполне позволительно сразу пойти дальше (кому интересно, тот всегда может самостоятельно провести дальнейшие исследования), пойти по пути сравнения языков, отмечая для себя влияние языка на ментальность и держа в голове фразу Лакана в качестве компаса.

Далее будет уделено много внимания противопоставлению русского языка языку английскому. Ещё раз, в большой степени это будет именно противопоставление, а не просто сравнение, а такой акцент совершенно не случаен! Несмотря на отсутствие филологического образования, автор надеется, что его знаний и языкового чутья окажется для этого исследования вполне достаточно. Этот разбор, надеюсь, также поможёт избавиться от вредного мифа о том, что все языки де одинаковые, ведь у них даже пословицы совпадают. Совпадают, да не все...

Причина, почему в этой статье уместно взять для разбора именно английский язык, а не немецкий, французский или китайский – это степень того мощнейшего влияния, которое оказывает сегодня на современную Россию, да и в целом на весь мир, англоязычные страны (США и Великобритания в первую очередь). Влияние это таково, что оно носит тотальный характер, когда любые границы становятся условными, затрагивает нашу жизнь на очень многих уровнях, причем помимо нашей воли. Это касается того, что мы читаем в новостях, куда ездим отдыхать, на каких языках слушаем доклады на конференциях, на каком языке изучаем инструкции к технике, какое кино смотрим в кинотеатре, какие мультфильмы показываем детям, что начинаем считать ценным, к чему стремимся и т. д.

Давайте на минутку остановимся и искренне отдадим должное вездесущности английского языка в мире. Вот он, триумф! Success story (рус.: история успеха)! Во многом именно благодаря успешному распространению этого языка связано мировое доминирование Западных стран во главе с США (и отчасти Великобритании, которая для Америки как мать). Боюсь, с этим фактом будет сегодня трудно поспорить, даже если это не вызывает восторга. Как же так случилось, что английский так быстро завоевал по сути весь мир? Будем разбираться. ***

И начнем с констатации того факта, что в английском языке у слов нет рода как такового, то есть грамматическая категория рода просто отсутствует. Тот, кто изучал или изучает английский, может вспомнить, как существенно облегчает жизнь это любопытное обстоятельство.

Конечно, есть исключения:

1) Есть слова, которыми обозначаются живые существа мужского или женского пола. Например, такие слова, как «boy» (мальчик), «groom» (жених), «king» (король), «woman» (женщина), «girl» (девочка), «mother» (мать) - все они делятся по смыслу на мужское и женское.

2) Для неодушевлённых позиций это, например «ship» (корабль). Это слово в силу, видимо, исторических причин является словом женского рода. Названия некоторых стран и т. д., которые также являются словами женского рода. Есть исключения и у названий животных, например: «boar» (боров, кабан), «bitch» (сука), «cow» (корова, самка крупных животных), «bull» (бык).

Но это всё именно исключения, причём стоящие исключительно в поле семантики. С позиций же грамматики разницы нет никакой.

Здесь хочется привести пословицу про английский язык, которая гласит, что в английском языке правил тысяча, а исключений две тысячи. Это размытие правил на уровне грамматического строя важно увидеть и держать в уме, очень скоро об этом мы ещё вспомним. В остальных же 99% случаях род у слов неопределённый, и по гендерной принадлежности той или иной особи чаще всего можно судить только по приставкам, female- / male- (рус: самка / самец) либо he- / she- (рус.: он/она). То есть кошки с котами, тигры с тигрицами, медведи с медведицами – это всё неопределённый род.

Что касается объектов неживой природы и абстрактных понятий – то там различий нет даже в области семантики. Как уже было замечено, это заметно упрощает жизнь, потому что исчезает необходимость согласовывать род в словах и предложениях, т. к. разницы нет. Также отметим, что по сравнению с русским языком, в английском гораздо свободнее, на два порядка проще обстоят дела со знаками препинания.

Благодаря этим существенным облегчениям многие абстрактные понятия легко описываются на английском языке, и это находит своё отражение в жизни. Например, практически во всех научных дисциплинах принято публиковать работы, проводить конференции, издавать журналы не только на родном языке, но и на английском. Также не вызывает удивление тот факт, что синтаксис подавляющего большинства языков программирования сегодня выстроен на базе английского языка. Русским не стоит по этому поводу комплексовать. Просто возможности русского языка для таких случаев излишни. В этом месте можно сделать достаточно очевидный вывод о том, что освоить английский язык существенно легче, чем большинство других распространённых языков. Способствует такая лёгкость освоения и быстрому распространению в мире так называемой поп-культуры, в первую очередь американской поп-культуры, американской индустрии развлечений.

Присутствие категории рода – одна из многочисленных причин (не будем здесь углубляться в склонения, спряжения и падежи), почему англоговорящим так невыносимо труден русский язык. А вот для русского изучение английского языка не является чем-то из ряда вон. К примеру, русскоязычного человека, который успешно освоил английский, частенько очень легко спутать за «своего» даже тому, кто родился в США и другими языками, кроме английского, вообще не владеет. Иностранца же, который прекрасно изучил русский, слышно всегда!

Безусловно, лёгкость усвоения английского языка в некотором смысле является заметным преимуществом, т. к. ведёт к достаточно быстрому усвоению и многих других ценностей, построенных на фундаменте этого языка. Однако упрощения не всегда являются преимуществом! Когда такой огромный слой реальности просто отсутствует в языке, и, соответственно отсутствует в бессознательном, многие вещи становятся более просты в усвоении, в восприятии. Простое детское стихотворение Л. Кузьмина про тучу и ветер в переводе на английский язык сразу же лишается своего экзистенциального конфликта. Работы Ф.М. Достоевского, к примеру, в английском переводе становятся какими-то изрядно облегчёнными, даже лёгкими. Сильно сомневаюсь, что кто-либо, кто владеет русским языком, сможет назвать произведения Фёдора Михайловича, «лёгкими в усвоении».

***

Давайте проведём небольшой эксперимент, вчитаемся и мысленно упраздним в стихотворении М.Ю. Лермонтова категории рода хотя бы для слов «утёс-великан» и «тучка». Сначала вспомним это стихотворение в оригинале:   Ночевала тучка золотая

На груди утеса-великана;

Утром в путь она умчалась рано,

По лазури весело играя;

Но остался влажный след в морщине

Старого утеса. Одиноко

Он стоит, задумался глубоко,

И тихонько плачет он в пустыне. 

Возьмём на себя смелость и «состряпаем» сглаженный, «политически корректный» вариант: 

Ночевал тучк золотой

На груди утеса-великана;

Утром в путь он [тучк] умчался рано,

По лазури весело играя;

Но остался влажный след в морщине

Старого утеса. Одиноко

Он стоит, задумался глубоко,

И тихонько плачет он в пустыне.  

Слово «тучка», изначально женского рода, превратилось в этом утрированном примере в слово «тучк», то есть в слово мужского рода. Можно было бы конечно перевести все слова в «нейтральный, средний» род, чтобы сымитировать отсутствие категорий рода в английском языке. Однако уравнивание женского рода с мужским здесь было сделано намеренно, не случайно.

Вернёмся к базовым вещам, к словам, которые обозначают в английском языке «мужское» и «женское», «мужчину» и «женщину». Итак, перевод этих слов будет выглядеть таким образом:

Мужчина: man (noun, plural men). Женщина: woman (noun, plural women).

Слово «man» созвучно в определенной степени со словом «main» (перевод с англ.: главный, основной). Также отметим, что слово «man» переводится на русский ещё и как «человек». Но что же мы имеем со словом «woman»? Это слово состоит из двух слогов «wo» и «man». Транскрипция «woman» ([ˈwumən]) для уха, владеющего английским языком, в виду омофоничности, может быть воспринято следующим двояким образом: 

1) woo (глагол): ухаживать, добиваться, уговаривать, докучать. или 2) womb (сущ.): матка, лоно. + man (сущ.): мужчина, человек.

Таким образом, в связке с первым значением получается, что «woman» – это чего-то добивающийся, о чём-то уговаривающий, докучающий мужчина («woo-man»). Во втором случае «woman» – это мужчина с маткой («womb-man»).

От бессознательного скрыться невозможно, и если мне, как русскоязычному, бросилось в ухо вышеприведённое обстоятельство, то можно только представить себе, в какой мере, насколько мощно оно действует на носителя языка. С фактором влияния языка как на сознательное мышление, так и на бессознательное пространство мы в той или иной мере будем ещё не раз сталкиваться в этой статье. Здесь также уместно будет отметить следующее, опять же бросающееся в глаза, обстоятельство. В английском языке нет уважительной формы аналога русскоязычного «вы». Обращение ко всем одинаковое – «you», что на русский язык переводится и как «вы», и как «ты». В этом месте очень чётко наблюдается отсутствие границ между поколениями. Молодой человек, обращаясь не то что к своим родителям, а даже к своим родным бабушкам и дедушкам, никогда не будет терзаться мучениями, как обращаться к старшим – на «вы», или ещё позволяется в силу малого возраста «тыкать». У русских принято к людям старшего поколения всегда обращаться на «вы». Обращение на «ты» к старшему по возрасту, особенно старшему через поколение, находится на грани оскорбления и как минимум выражает пренебрежение. У англоязычных же такой дилеммы просто нет. Конечно, есть уважительные формы обращения, такие, как «Your Majesty», «Mr./Mrs.», «Sir», «Dr.» и т.д., но это всё в первую очередь отражает положение гражданина на социальной лестнице, нежели отношение к старшим.

Чтобы немного прочувствовать эту коллизию, предлагаю в качестве самостоятельного упражнения, для тех, кто хоть немного знает английский язык, перевести, но обязательно без потери каких-либо смыслов (!), следующие фразы:

- «Уступите дедушке место!» [внимание переводчикам(!): условный дедушка в этом примере может и не быть родственником говорящему эту фразу].

- «Это не моя бабушка, эта бабушка – наша старинная соседка по даче». [здесь омофоничность акцентирует уважительное отношение не только к своей родной бабушке, попробуйте сохранить этот нюанс при переводе]

- «Вам, Матвей Степанович, пожалуйста, вот на это кресло. Ну а ты, Сенька, и так постоишь, чай не кисельный».

А ведь относительно недавно в английском языке в активном использовании было местоимение второго лица единственного числа, аналог русского «ТЫ» – thou. Однако сейчас эта форма является устаревшей и только изредка встречается в религиозной литературе.

Невозможно также пройти мимо того факта, что понятия совести в английском языке нет. «Conscience» – это всё-таки сознание. А «inner voice / still small voice» – это внутренний голос.

***

Такое положение дел не может не оставить свой заметный отпечаток в бессознательном. Даже гораздо более сложные, замысловатые, совершенно не очевидные вещи оставляют свой глубокий след, что и говорить о вещах, лежащих, вообще-то говоря, на поверхности, у самых основ. Понятно, что речь не всегда может идти о лингвистике как таковой, т. к. глубинные правила и взаимосвязи имеют свой, часто парадоксальный характер и проявляются в бессознательном человека порой совершенно неожиданно.

Однако в целом уже можно сделать осторожное предположение о том, что многие глубинные причины, особенности мировосприятия, причины некоторых убеждений наших англоязычных партнёров лежат в их языке. И там же лежат глубинные, многовековые причины недопонимания между русскими и англичанами. Есть вполне безобидные, даже смешные примеры на эту тему. Например, слово – «mailman» (почтальон). До поры оно было вполне безобидным, особо ничем не примечательным, словом. Однако во времена воинствующего уравнивания полов (то есть сегодня!) это слово постепенно стало выводиться из активного оборота. Но почему? Потому что это слово состоит из двух слогов: «mail» и «man», первое из которых по произношению идентично слову «male», что в переводе значит «самец»,«мужской». А что означает второе слово, «man», мы уже знаем по вышеприведённым примерам. Таким образом, для тех, кто владеет английским, в слове «mailman» слышится явное зашкаливание«мужского», и нет ничего, что указывало бы на «женское». В мире «политической корректности» это не приветствуется. О том, как быть с этим и другими схожими случаями (напр. fireman, policeman) лучше всего расскажет поиск в Интернете по запросу «political correctness». Существует огромное количество статей и примеров, обсуждений и комментариев на эту тему. Для экономии времени мы здесь не станем приводить результаты, т.к. это легко проделать самостоятельно.

Вообще, пресловутая «политическая корректность» сегодня приняла в англоязычном пространстве всеобъемлющий масштаб и носит характер безусловно навязываемой нормы. С этим, рано или поздно, сталкиваются все, кто, к примеру, начинает изучать английский язык, либо посещает страны Западной Европы или Северной Америки. Это также является весьма показательным и совершенно не случайным явлением.

***

Гораздо менее безобидными являются попытки навязать свои представления о том, что правильно, а что нет, в мировом масштабе. Давайте немного отвлечёмся и подумаем, как какому-либо человеку в глубине своей перейти на другое мышление, альтернативное мировоззрение? Для этого такому человеку необходимо начать думать, работать и жить на другом языке, максимально при этом отторгнув родной. И лучше всего это получится, если физически уехать в другую страну. Ещё лучше, когда человек уже рождается и структурируется на новом месте. Второе и последующие поколения эмигрантов, как правило, уже имеют мало общего со своими бывшими соотечественниками, если только родителями не предпринимаются какие-то исключительные меры. Автор может говорить об этом на собственном примере. В будущих работах ещё будет поднят вопрос культурной интеграции и это также непосредственно касается изначального вопроса.

Мы сейчас вполне можем, с учётом контекста темы, рассматривать восприятие эмигрантом нового языка и культуры как меру его отношений с новым метафизическим праотцом, каким является родной язык. В таких случаях, то есть в случаях исхода в место с другой культурой и языком, может происходить отказ от одного символического Отца (родного языка) в пользу другого. И это может быть не такой плохой вариант, но при условии, что на новом месте происходит действительно глубокое, настоящее переформатирование под новый язык и культуру (это напоминает условие для глубинного принятие религии, что мы разбирали выше). В этом случае переселенцы, независимо от пола, играют чисто женскую роль, особенно самые первые поколения – они впитывают новую для себя культуру, язык, т.е. структурируются как на сознательном, так и не бессознательном уровне, под воздействием других языковых символов. При условии настоящего принятия, от старой парадигмы могут остаться только какие-то следы, какие-то черты, которые в идеале должны органично влиться, встроиться в новый мир. Иное дело, что отказ от «устаревшего» Отца может быть сделан не в пользу другого языка, а в пользу Mother. Как это понимать? Это, например, будет происходить в тех случаях, когда переселенцы по сути не меняются, а сохраняют все те свои черты и привычки, манеры и притязания, которые послужили причиной их бегства с земли предков.

Желающих, которые хотели бы избавиться от давления у себя в стране и уехать в пространство, «где меня наконец-то полюбят и оценят, и где наконец-то будет настоящая свобода», всегда будет предостаточно. Как болезнетворных бактерий в организме. Сразу же возникает вопрос в том, как подобные люди формируют вокруг себя реальность, что единственным желанным «выходом» для них оказывается отъезд из страны либо, часто в виду невозможности бегства, стремление свегнуть «власть домашнего тирана». Думаю, в контексте этой статьи вполне уместно привести параллели с Эдиповым треугольником и интерпретировать подобное поведение следующим образом: стремящиеся навсегда покинуть землю предков в глубинном смысле стремятся вернуться в лоно mother, либо же убить отца, и тем самым опять же, вернуться в лоно Mother. Отец им мешает.

Индикаторами, маркерами такого поведения может быть критика с особым пристрастием властей той страны, откуда беглецу случилось сбежать, либо, если бегство не сложилось, то это может быть поиск опоры на силы во внешнем мире с целью свержения существующей власти. Конечно, к таким рассуждениям следует относиться как к обобщению, ведь в каждом конкретном случае может быть множество оправдывающих нюансов, но, тем не менее, люди, долговременно или навсегда покидающие не просто родной город или село, а родную культурную и языковую среду, всегда сталкиваются с символическим актом отказа от родного языка как отцовской структуры.

***

Думаю, стоит немного углубиться в некоторые внешние причины и даже конкретные страны, которые сегодня олицетворяют собой Mother. В первую очередь речь идёт о США. С учётом уже полученных результатов, появились основания для определённых интерпретаций. Западный мир, и США как доминанта такой философии, постепенно стремится убрать, нивелировать, стереть всё, что каким-либо образом ограничивает человека, его потребности и намерения. И это полностью соответствует грамматической форме. Америка исторически вбирала в себя всех «униженных и угнетённых», и выполняла, таким образом, Mother-функцию, то есть тёмной матери, которая приласкает и приголубит, не важно что «ребёнок-повстанец» натворил у себя дома. Любопытно, что государственные структуры США, отвечающие за ведение внешней политики, взаимодействие с другими государствами, в последние десятилетия часто возглавляются политиками женского пола: Мадлен Олбрайт, Сюзан Райс, Кондолиза Райс, Розмари ди Карло, Хиллари Клинтон, Саманта Пауэр, Виктория Нуланд и т.д.. Работа на международной арене – это место, где идёт борьба идей, смыслов, жизненных укладов, расширения пространства влияния и т.д. По структуре своей это чисто мужская работа. Наличие же женщины на острие такой деятельности у самой мощной на сегодня страны мира – отнюдь не является простым совпадением.

Давайте ещё раз вернёмся к этой отличительной особенности, которую диктует нам Западный мир с США во главе. Особенность эта заключается не только в том, чтобы уравнять женщину с мужчиной, но и в стремлении максимально уравнять между собой разные общественные и социальные группы людей, уравнять всех угнетаемых с угнетателями, защитить всех притесняемых от «тиранов», уравнять в конце концов разные народы между собой. Это происходит под девизом распространения идей свободы, человеколюбия (гуманизма) и либерализма (точнее неолиберализма, т.к. оригинальные идеи либерализма сегодня уже неактуальны). Таким образом, речь идёт об уничтожении границ, пределов, различий, либо, что наверное будет более точным, выход за границы, выход за пределы, преодоление различий. И это в глубине своей отменяет, упраздняет все те функции, которые зачастую с превеликим трудом выполняет отец как символ. Давайте вспомним лозунг одной известной американской новостной студии, который гласит: «Go beyond borders» (перевод с англ.: «Выйди за пределы»). Это не просто случайное совпадение, а проявленное стремление, квинтэссенция поведенческого смысла англосаксонского менталитета, ведь в западной (то есть капиталистической) традиции к слоганам относятся очень тщательно и то, что не отвечает запросам потребителей, не имеет шансов стать мейнстримом, тем более стать бизнес-лозунгом известной компании.

Задача, в глубинном смысле слова, убрать, стереть или максимально размыть границы, мешающие воссоединению матери с ребёнком. Западным мир тем самым действует как тёмная мать, которая игнорирует функции отца, которая обесценивает отца. Она, Mother, готова принять в свои заботливые объятия всех, кто может показаться ей хоть как-то притесняемым, угнетённым Отцом-символом. Не только конкретные люди, но и целые народы сегодня охватываются, облепляются «плотной заботой и вниманием».

Что обычно происходит с поглощаемыми – русским вполне очевидно. Кто-то из иных давно уже повешен, кто-то в этих объятиях жить на захотел, кому-то в самом лучшем случае придётся быть пасынком. Но есть и те, кто радуется грантам на «развитие демократии», и клеймит правительства своих стран за прекращение подобной практики. Думаю читатель, ещё не потерявший ход мысли, приведёт массу и других примеров из своих собственных наблюдений, благо актуального материала более, чем достаточно.

В Америке так собственно и говорят: Welcome to the melting pot (перевод с англ. «Добро пожаловать в плавильный котёл»)… И это нужно понимать буквально!

С учётом высказанных здесь предположений, можем ли мы что-либо реально поменять и как-то переубедить наших англосаксонских партнёров, которые навязывают всем свои представления о мироустройстве? Скорее всего это очень маловероятно, ведь для этого придётся вносить изменения в их язык, иначе никаких глубинных изменений не произойдёт!

Стоит добавить, что будет ошибкой считать, что всё население стран Западной Европы полностью поддерживает англосаксонские ценности. Mother ещё не всех раздавила, хотя языки небольших европейских народов сегодня постепенно вытесняются. Английского уже достаточно. А цена, которую приходится платить за возможность всё же придерживаться «старомодных» ценностей, зачастую равна жизни в прямом смысле этого слова. Случай Доминика Веннера, известного французского писателя и общественного деятеля, покончившего с собой в Нотр-Дам-де-Пари в знак протеста против легализации однополых браков, этому яркий пример. Был ли он там услышан?

***

Вернёмся к вопросу о границах с позиции английского языка и культуры. Несмотря на такое, весьма странное с точки зрения русского, стремление стереть границы, выйти за пределы, существует в англосаксонском менталитете и обратный процесс, суть которого заключается в возведении личных границ, границ для каждого конкретного индивидуума. Это в определенной мере стоит рассматривать как компенсационный механизм, отражающий некоторые физиологические пределы, которые сегодня невозможно преодолеть. Другими словами, пока в своём развитии Западный мир не дошёл до состояния, чтобы поставить под сомнение разницу между индивидуумами. И вот на этом острове безопасности – на острове личных, индивидуальных границ – сегодня и проходит условная пограничная полоса. И в этом деле, в деле возведения индивидуальных границ, наши западные партнёры преуспели как никто другой на земле.

Не удивительно, что именно в английском языке понятие частной собственности употребляется вместе со словом «священная». Это пришло не из Римского права или от Аристотеля, а именно из особенностей исторического развития англоязычных государств (в первую очередь Англии, позже США), согласно которым частную собственность создал Бог, и на неё не может посягать ни Папа, ни государство [1]. На этом постулате покоятся ранние идеи либерализма, однако, как мы можем предполагать, есть и психологические причины для появления и развития такого поведения.

Это легко прослеживается в образцах так называемой «американской поп-культуры». Например, в художественных фильмах, где как правило, есть некий супермэн-инвидуалист или, что реже, группа индивидуально, отдельно стоящих и очень уникальных персонажей, вокруг которых крутится весь мир. Без понимания такой взаимосвязи (которую конечно стоит более строго обосновать, что не мешает нам об этом, тем не менее, уже говорить) трудно понять фундаментальные причины конфликта между «гадящей англичанкой» [2] и русскими (а также, во вторую очередь, и другими народами). Здесь будет уместно обратить внимание на важность влияния произведений искусства на формирование образов у людей. К примеру, заметную роль в распространении и утверждении английского языка сыграл выход на экраны под закат СССР фильма «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона» режиссёра И. Масленникова. Талантливая работа режиссёра, композитора и актёров создали высокий образ Великобритании, который уже тогда имел очень мало общего с реальностью. На лицо ловушка образов. Её основная особенность в том, что англосаксонскую легенду поставили и сыграли русскоговорящие. Тем самым их легенде был придан такой объём, который вряд ли присутствовал в оригинале. Шерлок Холмс и другие герои ленты говорят, рассуждают, думают, сражаются по-русски. Но это уже не имеет прямого отношения к Англии. Наш Шерлок Холмс не англосакс. Он русский!

Вызывает также большое недоумение реакция французов и немцев, столпов Европы, на то давление, которое оказывается на них со стороны англо-американской «культуры». Ясно, что выстроить мир согласно немецкому или французскому языку больше не получится. Русские им не позволили такую роскошь. В исторической ретроспективе можно утверждать, что и французы, и немцы поставили неверные приоритеты в своей внешней политике (курс на военную агрессию против Российской империи и СССР), что и привело к такому плачевному результату и для Франции, и для Германии. Ведь, например, тот же французский язык в начале 19го века был чуть и не основным языком российской элиты, т.е. культурно российская элита тогда была весьма близка Франции. Агрессия же и последующий провал исключили обе эти державы из числа претендентов на утверждение особого порядка в мире.

Однако есть ощущение, что мы наблюдаем не просто отказ французов и немцев от своей версии мира, а безропотное принятие англосаксонского взгляда на мир, эдакое признание мировоззренческого диктата над собой. Это странно, потому что и французы, и немцы в своё время не раз могли прижать «англичанку» к ногтю. Этого не случалось просто потому, что этому всегда мешали русские. Никаких серьёзных оснований у немцев или у французов, чтобы ощущать свою ущербность перед англо-американцами нет. Надеюсь, европейцы (немцы и французы в первую очередь) все-таки смогут однажды провести свои границы и отмежеваться от навязчивых, чуждых им представлений.

***

Как уже можно со всей ясностью понять, дело у англосаксов не ограничится приравниванием женщины к мужчине. Дело не ограничится уравниванием в правах и возможностях лиц нетрадиционной сексуальной ориентации со всеми остальными. Запад, в том смысле, в каком мы его наделили в этой работе, а именно – как Mother – проглотит всё и всех, если только не упрётся в непоколебимую границу. Давайте помыслим, предположим, что же может произойти лет так через 15-20, если никто не проведёт символическую черту.

Спорт. В парном фигурном катании введены пометки о гендерном балансе выступающих пар. Например, на соревнованиях в один момент времени могут выступать мужчина и женщина, а в другой момент – мужчина и мужчина. В хоккее некоторые женщины играют вместе с мужчинами в одной команде. В целом, в спорте границы теперь ставят не по полу, а по весу спортсменов.

Наука. Учёные научились делать пересадку пола так, чтобы мужчина мог рожать. Западное общество всячески приветствует это. Британские учёные научились генерировать искусственные сперматозоиды, благодаря чему мужчина может рожать от мужчины, а женщина от женщины.

Общество. Туалеты в странах развитого Запад становятся общими. Уже много лет однополые супруги могут усыновлять детей.

Закон. Педофилия больше не является преступлением, которое преследуется по закону. Педофилия становится обычным психическим отклонением в пределах нормы, постепенно становясь нормой. Я бы хотел остановиться чуть подробнее на последнем примере, и показать, что это не такая уж и далёкая перспектива, как бы русскому это не казалось вопиющим, недопустимым.

В американском психиатрическом сообществе принята нозологическая система, классифицирующая психические расстройства – DSM (Diagnostic and Statistical Manual of mental disorders — Руководство по диагностике и статистике психических расстройств). С каждым выпуском количество расстройств растет, ширится классификация. В мае 2013 года вышла пятая версия этого уважаемого труда.

Еще на стадии подготовки изменений в DSM V в узком кругу специалистов обсуждалась следующая поправка – предложение упразднить наименование «педофилия» как отдельно стоящий термин, включив его в группу других расстройств в качестве типичного в ряду других. Многие надеялись, что этого всё-таки не произойдёт. Однако, к сожалению, надежды не оправдались.

Вот теперь какая запись [3] на эту тему появилась в этом уважаемом справочнике: «The chapter on paraphilic disorders includes eight conditions: exhibitionistic disorder, fetishistic dis¬order, frotteuristic disorder, pedophilic disorder, sexual masochism disorder, sexual sadism disorder, transvestic disorder, and voyeuristic disorder. In the case of pedophilic disorder, the notable detail is what wasn’t revised in the new manual. Al-though proposals were discussed throughout the DSM-5 development process, diagnostic criteria ultimately remained the same as in DSM-IV TR. Only the disorder name will be changed from pedophilia to pedophilic disorder to maintain consistency with the chapter’s other listings».

В переводе на русский будет звучать так: «Глава о парафилических расстройствах включает восемь условий: экзгибиционистическое расстройство, фетишистическое расстройство, фроттерическое расстройство, педофилическое расстройство, сексуальное мазохистическое расстройство, сексульное садистическое расстройство, трансвестическое расстройство и вуайеристическое расстройство.

В случае с педофилическим расстройством, важная деталь в том, что оно [расстройство] не было пересмотрено в новом выпуске. Несмотря на то, что в процессе подготовки DSM-5 обсуждались предложения, диагностические критерии в конечном счёте остались такими же, как и в DSM – IV TR. Равзе что название расстройства было изменено с «педофилия» на «педофилическое расстройство» в целях сохранения согласованности с другими позициями в этой главе».

Итак, ещё раз, с какими же расстройствами в один калашный ряд теперь поставлена педофилия? Теперь педофилы на уровне справочной терминологии, то есть официально, поставлены в один ряд с вуайеристами (те, кто подглядывает), экзгибиционистами (смешно пугающих юных дев в лесу), фетишистами, любителями «садо-мазо», трансвеститами и фроттеристами (те, кто прикасается через одежду чувствительными частями тела к другим лицам).

На уровне означающих, на понятийном уровне педофилия в англосаксонской традиции становится чем-то вполне невинным, обыденным, недостойным какого-то пристального внимания или осуждения. Следует отметить, что тон этой поправки носит как будто извиняющийся характер или, что более возможно, усыпляющий бдительность. «Разве что название было изменено…», «всё осталось как прежде…». Берусь предсказать, что в одной из будущих ревизий DSM, «педофилическое расстройство» перестанет быть расстройством, которое следует диагностировать, купировать и перейдет в разряд нормы. Некоторые авторы утверждают, что в США существует мощное педофилическое лобби, которое и добивается стирания границы нормального и ненормального в этом вопросе. Эта прослойка американского общества даже устраивает конкурсы красоты среди малолетних мальчиков, которые одеваются как девочки [4]. Никакого запрета на это нет, никого за такое не преследуют и вообще, это считается нормальным, терпимым, что в целом вполне укладывается в ментальность англосаксонского взгляда на мир.

Зная, как действуют на становление личности ранние годы развития ребёнка, с большим сожалением можно отнестись к детям того общества, где педофилия станет условной нормой. Тяжело представить себе какой непоправимый вред причинят педофилы детям, понимая, что наказания за это педофилам либо не будет, либо оно будет «толерантным».

***

Задача русского в свете вышеописанного состоит в том, чтобы не допустить такое развитие дел в нашем обществе. Борьба за порядок в головах уже давно идёт и пока не в нашу пользу. Надеюсь, что в той или иной степени мне удалось показать, насколько сильно зависит порядок в головах от родного языка и от Отцовской метафоры широком смысле. Искренне надеюсь, что в определённый момент времени мы, русские, перестанем просто терпеть, рассчитывая на разумение, а проведём чётко и однозначно черту, больше не позволим никому диктовать нам как жить, какие ценности иметь.

Отдельный вопрос состоит в том, в состоянии ли носители русского языка предъявить миру и себе, в первую очередь, такой мировоззренческий уклад, который бы полноценно соответствовал возможностям языка? Ведь если сможем, то многие сомневающиеся однажды утром проснутся и скажут себе: «Какое это счастье, что мой родной язык - русский»! А многие другие начнут учить русский язык сами и обучать ему своих детей! Но для этого ещё предстоит хорошо потрудиться.

Итак, кто же такие Русские в XXI веке?

Ужасный Русский

P. S.: Выражаю свою искреннюю признательность следующим персонам: Наивной за её безусловную поддержку. Благодаря Наивной автору удалось найти вдохновение и силы, чтобы взяться за статью, а потом закончить её. Несравненной Джамиле за её бесценные советы по чеканке формулировок, калибровке стиля и поддержку. Shoroh1 за его экскурсы в историю и слова поддержки. Один абзац был вообще написан им, а это уже близко к соавторству. Root88 за поддержку и указание на слабые места. Надеюсь, что сложности всё-же не станут для большинства читателей непреодолимыми. Sertamar за поддержку и глубокое понимание сути. Sertamar сходу указал на будущие проблемы, которые еще предстоит решать. Konstantin Mochar за поддержку и за помощь в выработке адекватных ожиданий от читателей. Без помощи этих людей эта статья была бы более тусклой и вышла заметно позже.

ПЕРЕЧЕНЬ МАТЕРИАЛОВ ПО ССЫЛКАМ. [1] http://www.nytimes.com/books/first/p/pipes-property.html [2] «Англичанка гадит» - расхожее выражение, обозначающее преимущественно неявные действия (дипломатические, экономические, шпионские, пропагандистские) Великобритании против России (Советского Союза, Российской Империи, Российского царства). [3] http://www.dsm5.org/Documents/Paraphilic%20Disorders%20Fact%20Sheet.pdf [4] Для тех, кто владеет английским – см. тексты по ссылкам ниже. Обратите внимание на название статьи: «Let Boys Be Girls. Or Goys or Birls»: Society is coming to embrace the notion of ‘gender fluidity.’ http://www.slate.com/blogs/behold/2013/07/15/_you_are_you_looks_at_a_gender_nonconforming_camp_for_b... http://livingword-of-god.blogspot.ru/2013/07/let-boys-be-girls-or-goys-or-birls.html

Следите за новостями
Обсуждайте идеи