Теги: Молдавия

Старая, старая сказка... (к событиям в Молдавии)

Очередная цветная революция: пункт назначения – Молдавия. Истоки, цели, определение сторон и возможные перспективы развития событий.

Протесты против итогов выборов в Молдавии переросли в масштабные беспорядки в центре Кишинева. Оппозиция ворвалась в резиденцию президента и в здание парламента. Президентский дворец взят, а парламент подожжен. Спецназ оказался бессилен перед десятками тысяч протестующих. Есть жертвы. — 08.04.09 — События в Молдавии, несмотря на жертвы среди населения и спецназа, оставляют ощущение какой-то мыльной оперы, сопровождающейся мелодией из патефона со старой заезженной пластинки. В некотором царстве, в некотором государстве... Жил был царь... Так себе царёк — не лучше и не хуже других соседних царьков. Как бы коммунист. И проводил он как бы независимую политику, и строил в своём царстве как бы демократию. Но вот какие-то дяди по имени «оппозиция» посоветовали народу устроить как бы революцию. Потому что пока революция, можно на занятия не ходить, жечь костры там, где их обычно жечь нельзя, а ещё из здания правительства можно будет упереть под шумок неплохую плазму, или там мониторчиком поживиться.

А чего? Революция — так революция!

При этом сами «дяди оппозиция» заранее объявили, что они здесь вроде бы ни при чём, с них взятки гладки.

1 2

Весь этот «мультик» разыгрывается под аккомпанемент скромно бормочущих что-то невнятное себе под нос лидеров «мировых демократий». Которым, собственно, по статусу положено было бы грудью броситься на защиту результатов свободного волеизъявления народа — выборы-то прошли в полном соответствии со всеми канонами этой самой «демократии», о чём заявили абсолютно все международные наблюдатели! И победил на них «как бы коммунист» Воронин вполне убедительно. Но вместо того, чтобы призвать власти Молдавии навести порядок и восстановить спокойствие на улицах столицы, прекратить мародёрство, разогнав несколько тысяч оболтусов, наплевавших на волеизъявление большинства населения, западные лидеры ставят привычную заезженную и бесполезную пластинку об общечеловеческих ценностях, спокойствии и взаимном уважении.

3

Так что же всё-таки есть «западная демократия» — честно проведённые выборы, или способность организовать толпу на погром дома правительства?

Ответ: и то, и другое.

В зависимости от того, кто победит. Не пытайтесь искать логику — находясь в рамках, обозначенных лживой словесной блудью «столпов общества», никакой логики найти невозможно. Вся правда в том, что мировая элита стран с как бы победившей демократией организует эти как бы революции по известным всем, но не оглашаемым публично стандартам, руководствуясь только одним критерием — «выгодно-не выгодно».

Вся остальная словесная шелуха — это не более чем игра, мультик. К тому же, примерять стандарты «демократии» к человеку, называющему себя коммунистом, западным политикам, видимо, реноме не позволяет.

Лицом, видимо, Воронин не вышел, чтобы примерять на него «общечеловеческие стандарты». Свободные и честные выборы — это, безусловно, хорошо. В какой-нибудь западной стране. А в Молдавии, оказывается, хорошо это или как-то не очень, определяется в зависимости от того, кто победил на выборах.

Демократия — она давно превращена в гибкое понятие, позволяющее придать ей форму, нужную хозяевам демократического проекта.

Они играют в одну большую игру — в то, что на Западе как бы восторжествовала демократия и они как бы хотят её распространить на тёмных туземцев всего остального мира.

Мы играем в то, что мы в это как бы верим, и строим свою политику, исходя из того, что мы как бы не понимаем истинной подоплёки их действий.

А они знают, что мы понимаем, но никогда не признаемся в том, что мы понимаем, потому что правила игры были писаны не нами.

Не запутались? Ну что ж поделаешь — ведь слуги народа живут в этой игре-головоломке, иногда, для разнообразия, устраивая «стрелялку» с участием пешек из народа. Вот такая детская считалочка для взрослых дяденек.

_________________

О методике разработки «бархатных революций» всех последних десятилетий вы можете узнать из опубликованной на нашем сайте работы политтехнолога Джина Шарпа «От диктатуры к демократии». Революции нынче — ходкий товар.

Приводим полностью небезынтересную статью из «Комсомольской правды» от 03.07.07.

Как делаются «цветные» революции?

Сначала была перестройка. Сербия, Грузия, Киргизия и Украина забурлили позже. Процесс «раскрашивания» закончен, или Россию ожидают новые потрясения?

«Советская Россия оккупировала Украину в 1918-м», — привычной скороговоркой отчитался экскурсовод, и я испугалась. Ощущение, что я в этом музее уже была. Чего не может быть, поскольку экспозиция открылась три дня назад. Вот сейчас за поворотом появится знакомый стенд с портретами Гитлера и Сталина, между которыми будет стоять знак равенства, потом мне вежливо объяснят, что Джугашвили (Берия, Хрущев, Брежнев, Пельше и т. д.) в широком смысле слова были не грузины, не украинцы и не латыши, а потом расскажут, что нацкадры пошли в компартию исключительно для того, чтобы развалить ее изнутри...

На следующем стенде было крупно начертано: «Украинский голокост».

- Да-да, — подтвердил студент-компьютерщик Миша Плотников, подрабатывающий экскурсоводом в организованном киевским обществом «Мемориал» музее советской оккупации. — Я хочу сказать о том, что Советская Россия сознательно истребляла украинский народ.

- Но от голода тогда умирали и в самой России! — возмутилась я.

- Правильно! — обрадовался Миша. — Мы не отрицаем, что люди голодали и на Кубани. Потому что там тоже жило много украинцев. И не надо говорить, что вы нам Днепрогэс построили, — предупреждающе продолжил он пересказывать выученный наизусть текст. — Какой ценой?! Наши девчата там ногами цемент мешали!

Выразительные черепа, зачем-то выставленные в витрине на всеобщее обозрение, вряд ли могли конкурировать с портками российских миротворцев из закрытого ныне музея в Тбилиси, зато смотрелись куда внушительнее стоматологического кресла из музея оккупации таллинского и экспоната под названием «The parasha» (параша — авт.) из рижского. Потому что в советское время людей не только морили голодом, но еще заставляли насильно лечить зубы и зверски ходить в туалет...

Рыбаки и наживки

...Переезжаю из города в город по постсоветскому пространству, а ощущение, что меняется только национальная кухня. Одинаковые люди, речи и символы, а также революции и цветы, которые так любят вкладывать в дула автоматов гарны девчата. Этот эффектный жест изобретен не сейчас: сначала его в 1968-м опробовала в Штатах хиппующая молодежь, потом, в 1974-м, — португальские революционерки. Ну а в последние четыре года он прижился и в бывших наших республиках. Это хорошо. Это лучше, чем если бы эти дула стреляли.

Схожесть лексики встреченных по пути персонажей по-настоящему впечатляет. Помню, как я вздрогнула в Тбилиси, когда Георгий Хаиндрава, тогдашний министр по урегулированию конфликтов, рассказал мне, что Грузия в 1921 году была оккупирована Россией. Помню, как проглотила похожий выпад от журналистов кишиневской газеты «Флукс»: мы, дескать, вовсе не просили русских освобождать молдаван от турок в 1812-м. Но помню и другое: как еще в начале 90-х слово «оккупант» в Прибалтике считалось милой шуткой. Прошло 15 лет — и шутка стала юридическим термином, определяющим государственную политику!

Ведь что поражает больше всего? История у всех бывших республик была разной, а вывод почему-то получился один. Что бы это значило?

Еще недавно любой намек на то, что сценарии всех «цветных» и «бархатных» революций писались одним и тем же заокеанским сценаристом, выглядел архаизмом и дурно пах. Но нынешняя весна излечила нас от комплексов: благодаря фильму французских документалистов «Революция.com. США. Завоевание Востока» подозрения, жившие раньше в облике смутных газетных намеков, стали фактом. И теперь больше не нужно доказывать, что между пустым гробом, который в 1989 году демонстранты носили по Праге, и телом, предположительно принадлежащим украинскому журналисту Георгию Гонгадзе, есть нечто общее. А именно: необходимые для бунта символические похороны. И что статьи о зарубежных особняках Шеварднадзе и публикация, буквально «убившая» Аскара Акаева («Дом, который построил Акаев»), оказавшаяся к тому же абсолютной фальшивкой, вышли из-под пера одного и того же автора. И что роль диктатора, которую после убийства Политковской пытались примерить Владимиру Путину, отрепетировали сначала на Леониде Кучме. Ну помните же: 2000 год, убийство Гонгадзе, скандальные магнитофонные записи — предполагаемый преемник Кучмы, министр внутренних дел Украины Юрий Кравченко (тот, что спустя пару месяцев после «оранжевой» революции двумя выстрелами в голову искусно покончил с собой — авт.), полностью дискредитирован. Сравните эту историю с делом солдата Андрея Сычева, лишившегося ног в 2006-м. Мир ужасается картинкам «дедовщины» в Российской армии, рейтинг одного из возможных президентских преемников — министра обороны Сергея Иванова — катится вниз со скоростью бильярдного шара. Никто не слушал оправданий военных: что причиной ампутации ног стала врожденная болезнь, а не тот факт, что Сычев 4 часа просидел на корточках. Я, помню, даже швырнула трубку, разговаривая с одним сотрудником Министерства обороны, который посмел намекнуть, что ажиотаж вокруг дела Сычева был не случаен. Но... в апреле 2007 года задержанных в Таллине защитников Бронзового Солдата эстонские полицейские заставляли сидеть на корточках не по 4 часа, а по 8, и ампутацией ног это ни у кого не закончилось... Утешает одно: если мы и обманываемся, то делаем это совершенно искренне, не зная, что на самом деле заглатываем чужие наживки. Другой вопрос: кто и зачем их расставляет?

Учебник для кризисов

Но давайте сначала разберемся со словом «революция». Если верить словарям, это насильственная смена политической и экономической формации в интересах класса или группы. А какую революцию мы имеем на Украине, в Киргизии и в Грузии? Во-первых, ненасильственную, во-вторых, не классовую. Если же одна группа людей перехватывает власть у другой с целью получить доступ к перераспределению ресурсов, то никакая это не революция, а дворцовый переворот. Все осталось прежним, кроме людей у кормушки. В принципе ничего плохого в самих революциях нет (оставим этот термин для удобства: «революция» звучит все-таки романтичнее, чем «путч» — авт.), как в любом обновлении. Россиянам они не нравятся потому, что, во-первых, управляются режиссерами извне, а во-вторых, совершаются под острым антироссийским соусом.

Если для кого-то и был секрет, каким образом эти революции устраивались, то это был секрет Полишинеля, потому что учебник «От диктатуры к демократии» свободно продается в книжных магазинах Москвы. Сочинил его американский политехнолог Джин Шарп, и хотя на обложке написано, что это — библия именно «оранжевой» революции, на деле же по этой инструкции делались абсолютно все революции конца ХХ столетия — и «бархатная» чехословацкая, и «кедровая» ливанская, и сербская, которой почему-то не хватило символа, а также три «поющих» прибалтийских. Секрет — в 198 способах ненасильственного сопротивления властям. Несмотря на некоторую нечистоплотность, этот рецепт — всё же самый благородный из всех возможных, потому как он в разы сокращает количество жертв, которыми обычно чреваты «взрослые» перевороты.

Собственно, Шарп не изобрел ничего нового, потому что со всеми этими методами мы по ходу жизни уже встречались. С солдатами у «Белого дома» в 1991-м братались? Пустые гробы по улицам в знак протеста против монетизации льгот носили? Голодовки по поводу невыплаты зарплат устраивали? «Марши несогласных» вот наблюдаем последние полгода почти регулярно. Латвийскую кильку с эстонскими шпротами опять же не покупаем... Надо сказать, читать учебник Шарпа — дело страшно увлекательное, потому что с его помощью можно снять абсолютно любую власть — хоть в редакции (если мы вдруг все, как один, начнем ме-е-едленно-ме-е-едленно набирать на компьютерах свои статьи — авт.), хоть в государстве. Подозреваю, что во время нынешнего политического кризиса на Украине «бело-голубые» сторонники «Партии регионов» тоже именно этим учебником и воспользовались, как годом раньше и их «оранжевые» предшественники. Понимая, что родил настоящего бутылочного джинна, способного перевернуть мир, Джин Шарп сочинил вторую часть о том, как предотвратить путч, что-то типа переворотного «антидота». Универсальное, так сказать, пособие.

Нет у революции конца?

Мы тоже не лыком шиты, научились кой-чему у соседей: набросать сценарий «березовой» или «рябиновой» российской революции сможет теперь любой студент. Итак: после президентских или парламентских выборов на улицы Москвы выводится толпа, разбивает у Кремля палатки, обматывается шарфиками какого-нибудь задорного цвета и требует, чтобы выборы признали фальсифицированными. С кандидатом от оппозиции накануне выборов обязательно что-нибудь случится. Скорее всего, его отравят, это сейчас модно. За месяц-другой до выборов кого-нибудь из оппозиционеров непременно должны убить, двух сакральных смертей — Политковской и Литвиненко — недостаточно, потому как у нас страна большая, но эти неизвестно чьи похороны станут для масс хорошей тренировкой будущих маршей. Потом к палаточному лагерю примкнут несколько рок-групп и студенты, потому как это, во-первых, романтично, во-вторых, незабываемо, в-третьих, приносит небольшой, но верный доход. Потом подтянутся обманутые дольщики и пенсионеры с антизурабовскими плакатами. Власть испугается, введет войска — и вот тогда к солдатам стайками побегут девушки и начнут всовывать в дула автоматов цветы, телевидение покажет это на весь мир, и наутро мы проснемся в другой стране. Но еще через некоторое время мы обнаружим, что на улице опять революция и что под окнами стоят палатки другого цвета. Потому что книжка Джина Шарпа состоит только из двух частей: как сделать революцию и как ей противостоять? А вот о том, что с этой революцией делать дальше, в ней нет ни слова.

Все превращается в фарс

Вот обижаются на Россию в республиках за ироничный тон по отношению к «цветным» революциям — а что делать? Прошлым летом, например, накатила на меня бессонница. Лежу себе, о жизни думаю и вдруг понимаю, что не помню фамилию украинского премьер-министра. Какой позор! Еле дожила до утра. Спрашиваю шепотом у коллег из международного отдела — они в хохот: три месяца, говорят, уже выбирают... Политический кризис нынешней украинской весны вообще не поддается описанию: запомнить, кто кого захватил, а главное — зачем, практически невозможно. Что ни год — то на Украине новый майдан, почти как в Киргизии, только там в силу более жаркого климата, набеги на «Белый дом» идут с учащением. Что, впрочем, гораздо лучше, чем в Грузии, где вокруг президентского дворца тоже бегают, но уже от холода, когда отключаются свет, вода и газ. И рассказы о том, как далека Россия от демократии, приходится записывать, сидя в помещении в шубе и варежках...

Сделать-то революцию по инструкции Джина Шарпа теперь сможет каждый. Вопрос в другом: почему на следующем этапе развития все эти революции превращаются в фарс?

То ли сценаристы попались халтурщики — и у них, как в плохой мелодраме, финальные титры обязательно должны идти под свадебный поцелуй, то ли в вашингтонском обкоме и брюссельском райкоме ликвидировали отдел по адаптации революции к советскому менталитету, поэтому он и прет изо всех дыр. В Киргизии по славной советской традиции журналистов записывают в шпионы Моссада. В Грузии массово сажают в тюрьмы оппозиционеров. На Украине, подписывая 128-й по счету договор о примирении, лидеры по инерции исполняют опороченный ГКЧП «Танец маленьких лебедей»... Послушными учениками оказались только страны Прибалтики, но и у них спустя 15 лет облом за обломом: в Литве — президентский импичмент, в Латвии — «крестовый поход» русских детей против перевода школ на латышский, в Эстонии — битва вокруг Бронзового Солдата.

ВМЕСТО КОММЕНТАРИЯ

Анекдот про слоников

Почему же заокеанские инструкторы от своих учеников отвернулись?

Первое, что приходит в голову — это война в Ираке: явно неспроста в США недавно вдвое урезали помощь неправительственным организациям в России и на 40 процентов — на Украине. Но есть и другая идея: «революционный» проект закрыли, потому что он полностью выполнен. Задачей революции являлось не создание управляемого национального правительства, которое в любой момент можно заменить, а дестабилизация в государствах вокруг России, потому сам результат был не важен.

Модест КОЛЕРОВ, начальник управления администрации Президента России по связям с зарубежными странами, косвенно подтвердил эту догадку: «Почему революции захлебываются? Потому что они искусственны. Они ставили перед собой короткую технологическую задачу — создать манипулируемую ситуацию. И когда плоды «оранжевой» революции столкнулись с необходимостью решать реальные проблемы своих обществ, они провалились, потому что не могли предложить своим народам никакой перспективы. Потому что специфика революций состоит в том, что они подпитывают узкий круг грантополучателей, которые не имеют ни программ, ни инвестиционных идей в отношении экономик. Им нужны территории, а не проблемы».

Самый главный украинский националист, создатель легендарной эпатажной организации УНА-УНСО, а ныне идеолог патриотического движения «Братство» Дмитрий КОРЧИНСКИЙ сформулировал это циничнее:

- Ну вот смотрите: сидим мы, например, с вами в Киеве, вдруг нам приходит фантазия мутнуть что-нибудь в Житомире, и мы посылаем туда людей. Сам Житомир нас не интересует, и что с ним будет потом — тоже. Нас интересует Одесса. А в Житомире мы все это затеваем для того, чтоб кого-то пугнуть в Одессе: вот видите, как мы в Житомире сделали? Мы и у вас так же можем... После «оранжевых» событий мы ожидали, что будет осуществляться управление из американского посольства — такого рода вещи практиковались в Азии и Африке, — но сразу после революции интерес американцев к нам катастрофически упал. У нас сложилось впечатление, что сам всплеск их интересовал больше, чем последствия. Украина всегда была в лучшем случае 52-й проблемой для США, и интерес к ней возникает только тогда, когда начинается торг с Россией...

Из уст одной из самых колоритных в украинском политическом небоскребе фигур этот вывод прозвучал грустно. Как анекдот про слоников и маленькую девочку, по просьбе которой папа-военный отдавал солдатам приказ надеть противогазы.

Слоники побегали — девочка больше не плачет. Но как получилось, что самые близкие друг другу люди, не так давно считавшиеся братьями — русские, украинцы, киргизы, молдаване и грузины, — позволили втянуть себя в чужой каприз?

Галина Сапожникова

Следите за новостями
Обсуждайте идеи