Разрушение образования, науки и наукоёмкой промышленности в период реформ

О том, как постсоветские демократические реформы разрушили изнутри российское образование и науку.

Доклад на конференции «Россия в условиях глобального кризиса», состоявшейся 14 марта 2009 г.

Бояринцев Владимир Иванович, доктор физико-математических наук, профессор.

Когда говорим о современной науке, науке периода демократических реформ, перед глазами возникает следующая картина:

По берегам высохшего озера советской науки в мелких прудах и озерцах копошатся престарелые учёные, не имеющие ни целей, ни задач государственного уровня, поставленных руководством страны и Президиумом РАН перед остатками бывшей могучей советской науки.

Перефразируя знаменитое выражение, можно сказать:

У РУССКОЙ НАУКИ ДРУЗЕЙ НЕТ. ЕСТЬ ДВА ВРАГА: ВЫСШЕЕ ЧИНОВНИЧЕСТВО И ПРЕЗИДИУМ АКАДЕМИИ НАУК.

Наука имеет три составляющие: - фундаментальная наука; - прикладная наука; - университетско-вузовская наука. Эти три составляющие не должны противопоставляться друг другу, а должны друг друга дополнять.

Российская наука занимает особое место в мировой науке. Академия наук создавалась для того, чтобы «в народе науки расплодились», и выросли свои, российские учёные, которые будут трудиться на благо страны. Такая наука и существовала в Советском Союзе.

реформа

Но вот некоторые основные данные о разгроме науки времён Индустриальной Державы, какой был Советский Союз:

- по сравнению с 1991-м годом количество учёных-исследователей уменьшилось примерно в три раза (осталось чуть более четырёхсот тысяч человек);

- количество исследователей в РАН только к 1998-му году сократилось на 22%, после чего последовали регулярные сокращения. При этом наблюдается явление, которое можно назвать именем президента РАН — «парадокс Осипова», который формулируется так: «чем меньше учёных, тем больше академиков»;

- практически полностью разрушена прикладная наука;

- в стране стали забывать о такой категории, как вузовская наука.

В результате целенаправленного, длящегося уже семнадцать лет разрушения, Министерство образования и науки (Минобрнауки) пора расшифровывать как Министерство обрезания науки. Русская наука оказалась на грани полного исчезновения, и в этом вина не только правящих чиновников, но и учёных чиновников Академии наук.

Вот что говорит министр науки и образования А.Фурсенко:

«Модернизация не может быть позитивной для всех. Так не бывает. Неминуемы негативные социальные последствия... Абсолютно ясно, что какое-то число людей, институтов будет сокращено».

Правда, никакого «позитива» в «модернизации» науки с 1991-го года не наблюдается.

Изданное в мае 2006-го года постановление правительства предписывало сократить численность науки на 7%. Всего предполагалось сократить 20% научного состава институтов Академии наук, с тем, чтобы общее число увольняемых сотрудников составило 22 тысячи.

Заметим, что никакие сокращения не касаются двух категорий — научной администрации, членов-корреспондентов и академиков РАН. При этом возрастной момент не беспокоит академиков. По словам академика В. Гинзбурга, «в 1984 году в АН СССР насчитывалось 249 академиков, а сейчас их около 500..., сейчас в РАН около 1200 членов...». А вот как обстоят дела с возрастным составом: «с 1 января 2008 года из 500 человек в академии меньше 80 человек будут моложе 70 лет, и меньше 100 — моложе 65 лет» («Известия», № 54, 2007 г.).

Журнал «Forbes», октябрь 2006-го года, пишет:

«Российская наука на грани вымирания, как ни горестно это констатировать... Выбывающих академиков просто некем заменить. Варианты реформы обсуждаются уже полтора десятка лет..., ни одна социальная группа в РАН не заинтересована в переменах. Верхушка РАН, академики и члены-корреспонденты просто не хотят никому отдавать власть и боятся перемен. Директора институтов не готовы делиться с кем-либо доходами от аренды и использования аппаратуры...».

Об отношении к отраслевой науке говорит статья журнала «Forbes»:

«Легендарная реформа РАО ЕЭС затронула научно-исследовательскую часть электрического гиганта: 63 НИИ и проектных института, принадлежащих РАО, слиты в семь «инженерных центров». В начале 2008 года, за несколько месяцев до окончательной реорганизации РАО, эти объединения будут выставлены на продажу... На торги пойдёт только «мозг» научного комплекса — трудовые коллективы, разработки, наборы патентов и т.д.».

Вводя в своей системе крепостное право, РАО ЕЭС, как всегда, говорит о том, что это пойдёт только на пользу отраслевой электрической науке. «А без крыши над головой учёные не останутся — инженерным центрам обещана аренда в их прежних штаб-квартирах "по ценам ниже рыночных"».

Но кризис внёс свои поправки: хозяева отраслевых научно-исследовательских институтов просто увольняют научных сотрудников.

О проблемах российской медицины говорит академик Академии медицинских наук А. Егоров:

«В связи с кризисом резко сокращается выделение грантов на научные исследования. А гранты — это основной источник финансирования научных лабораторий, зарплаты учёных. В Российском фонде фундаментальных исследований сократили гранты на 30%. В результате многие научные программы прекращены, а от тех, что остались на урезанном финансировании, требуют прежнего объёма выполнения работ.

Целый ряд технологических институтов, связанных с медицинской промышленностью, объявлен банкротами. К ним относятся ФГУП ГНЦ по антибиотикам, ФГУП «Центр по химии лекарственных средств», Институт витаминов, полностью уничтожен Институт антибиотиков в Санкт-Петербурге и многие другие головные медицинские научные организации. Ведущих сотрудников увольняют, распродаётся оборудование, здания. А без научно-технологических разработок ни о каком возрождении отечественной фармпромышленности сегодня не может идти речи».

Не забывают чиновники и олигархи и о других отраслях знаний:

«Олигархи сокращают науку» — так называется небольшой материал газеты «Аргументы и факты» (№ 9, 2009 г.), где говорится, что Дерипаска наполовину сократил штат учёных из принадлежащего «Русалу» Сибирского НИИ алюминиевой и электродной промышленности.

И уже Сергей Миронов начал что-то соображать:

«Нужен мораторий на сокращение работников бюджетных учреждений и военнослужащих до 2010 года».

Для исправления положения дел необходимо принять меры по преобразованию Академии наук, при этом основными целями Академии должны являться:

- разработка проектов, соответствующих основным задачам новой науки;

- экспертиза существующих и разрабатываемых проектов;

- выделение приоритетных направлений исследований;

- внедрение проектов в планы научно-исследовательских институтов, проведение их в жизнь.

- необходим коренной пересмотр структуры и деятельности Академии наук и её Президиума.

Чтобы сохранить научные кадры, отток которых из страны велик, необходимо:

- иметь условия для научной работы и внедрения результатов;

- иметь достаточное финансирование научных исследований, обеспечение их современным оборудованием;

- результаты научных исследований должны быть востребованы экономикой страны.

Много слов сказано руководством страны о необходимости развития новейших технологий.

По данным Института международных экономических и политических исследований РАН:

- среди 49 стран, производящих 94% валового продукта мировой экономики, по «индексу технологий» Россия занимает последнее место;

- за последние 10 лет уровень изобретательской активности в стране снизился на 90%;

- современного оборудования для проведения экспериментов нет.

Говорит Жорес Алфёров:

«В России высокотехнологическую индустрию, созданную за многие десятилетия, мы разрушили. Поэтому у нас теперь... постиндустриальное общество». Но если страны Запада вошли в постиндустриальное общество с более низкой ступени развития, то мы скатились с индустриального общества в другую сторону, в область раннего капитализма.

В Советском Союзе наиболее ценные и интересные научные высокотехнологичные разработки делались с учётом их применения в военно-промышленном комплексе, который выступал главным заказчиком науки.

О современном состоянии дел военно-промышленного комплекса говорил в Государственной думе вице-премьер С. Иванов: «Огромные трудности с кредитованием, просто непреодолимые трудности! Кредиты под реализацию инвестиционных проектов для большинства предприятий оборонно-промышленного комплекса практически стали недоступными. Для всей промышленности эта проблема наиболее острая».

На кого жалуется вице-премьер? На себя?

А пока, по словам главы госкорпорации «Ростехнологии»:

- 30% организаций военно-промышленного комплекса «имеют признаки банкротства»;

- 50% предприятий «относятся к потенциальным банкротам».

Говорит директор Института экономических стратегий РАН А.И. Агеев (газета «Завтра», № 52, декабрь 2007):

«В современной экономике знание уже стало реальным фактором капитализации. Информация — знание — мудрость — смысловые поля — именно здесь, а не в необъятных потоках товаров, услуг или капитала сейчас куются конкурентные и стратегические преимущества завтрашнего дня».

В связи с такой постановкой автор задаёт вопрос:

«Хотим ли мы сидеть на игле устаревших типов труда и образа жизни и дальше? Если не хотим, то нам придётся менять структуру экономики...

Кроме того, есть ведь и внешние угрозы. Нам нужен оборонный сектор, а он не может быть выращен на отдельной грядке, в отрыве от всего общества. Новейшие технологии растут там, где есть театр, где есть библиотеки, где есть спортивные соревнования.

Что такое в этом смысле новые госкорпорации? С 1990 по 2000 годы мы потеряли 25% имеющихся технологий. Мы их даже не можем воспроизвести. Либо люди ушли на пенсию, либо документы исчезли, либо украдено оборудование, либо запатентовано за рубежом. Сейчас эта цифра, наверное превышает треть...».

Обратим здесь внимание на два момента: А.И. Агеев считает, что с 2000-го года потери технологий увеличились ещё на несколько процентов? А на какую величину упало промышленное производство, если внутренний валовой продукт Российской Федерации уменьшился в 2 раза?

Автор продолжает:

«...траектория развития очень жёстко и по инерции вдавливает нас в положение сырьевого придатка развитых стран мира и Китая. И в придачу — пока дешёвого интеллектуального придатка...».

Но у Чубайса другое мнение: «Как известно, правые знают, как зарабатывать, а левые — как тратить. А сейчас наступает такой период времени, когда спрос будет на умеющих зарабатывать, потому что тратить будет нечего».

И Чубайс прав — правые умеют зарабатывать для себя, левые тратить на других, теперь же действительно наступило такое время, когда правые «заработали» всё, что можно, и теперь нужно работать, чтобы как-то возместить украденное ими.

Напомним, что корпорация «Роснанотех» была учреждена в июле 2007-го года для «реализации государственной политики в сфере нанотехнологий, развития инновационной инфраструктуры в сфере нанотехнологий, реализации проектов создания перспективных нанотехнологий и наноиндустрии». На эти дела государство выделило около 134 миллиардов рублей.

Прошло более полутора лет, и, по мнению многих специалистов, Россия ещё больше отстала в международной гонке.

«Так, из 400 проектов, которые поступили в корпорацию, её научно-технический совет дал положительную оценку всего четырём. Ещё одна претензия к «Роснанотеху» — слабое взаимодействие с теми структурами, которые уже развивали данное направление, и прежде всего, с Роснаукой и Курчатовским институтом — головной научной организацией в области нанотехнологий. В результате такой самоизоляции корпорация начала работу с «чистого листа» и провела экспертизу тех проектов, которые уже ранее прошли селекцию, и получила те же выводы. Наконец, «Роснанотех» не сформулировал приоритеты: в каких научных направлениях Россия сильна, к чему есть интерес у бизнеса» (Ю.Медведев, rg.ru/2008/09/23).

При этом внутренний валовой продукт Российской Федерации уменьшился в 2 раза.

Чтобы вырваться вперёд только в одной области — нанотехнологии — призван известный разрушитель Чубайс, возглавивший корпорацию «Роснанотех».

Почти одновременно появилось сообщение, что «россиянин впервые вошёл в состав международного совета банка JP Morgan», второго по величине банка США. Как сказал председатель и главный управляющий директор банка:

«...Человек с таким уникальным опытом, как Анатолий Борисович, будет делиться с нашей фирмой своими взглядами и оценками по поводу инвестирования и развития бизнеса в России и других странах Центральной Европы».

Подобная информация приводится на личном сайте Чубайса.

И здесь возникают вопросы:

1) Чиновник Чубайс не имеет права подрабатывать на стороне — значит, он собирается оказывать «гуманитарную» помощь американским банкирам, работая бесплатно? В это верится с трудом, так как в 1997-м году Чубайс был замешан в «книжном скандале», когда группа ведущих реформаторов-демократов за ненаписанную книгу получила на каждого по 90 000 долларов. Тогда Чубайс лишился поста министра финансов и обещал 95% суммы перечислить на благотворительные цели, но забыл сделать это.

Вспоминая эту историю, А.Минкин писал («Московский комсомолец, 03.03.2004):

«... После книжного скандала Чубайс подал против меня иск о защите чести и достоинства. Он пытался доказать, что 90 тысяч долларов за двенадцать страничек болтовни (а именно такова была его часть «книги») — это не скрытая форма взятки, а честно заработанное. На суде обнаружились поддельные договоры с издательством, липовые платёжные документы...

Чубайс клялся Ельцину, что 95% гонорара соавторы перечислят на благотворительные цели, уже перечислили. И Гайдар, блуждая глазами и растерянно улыбаясь, подтверждал в телекамеры: «Да, перечислили. Точнее, вот-вот перечислят». Но через год на суде было доказано, что на благотворительные цели Чубайс и его соавторы не перечислили ни цента.

Суд отказал Чубайсу в чести и достоинстве. Есть вежливое выражение, которое означает сидевшего в тюрьме: «человек с криминальным прошлым». Чубайс — это человек с криминальным будущим».

Из изложенного вытекает второй вопрос.

2) Если же Чубайс получит деньги за то, что он «будет делиться... своими взглядами и оценками», тогда разве эта деятельность не обеспечит участия в его делах антикоррупционного комитета, прокуратуры и ФСБ, наконец?

Российские политики по-разному относятся к Чубайсу.

Вот что говорил о Чубайсе В. Путин:

«...Он упёртый такой большевик... да, это правильное определение в его адрес. К сожалению, у него плохая кредитная история. Я имею в виду кредит доверия у населения» (В. Путин, «От первого лица», М., «Вагриус», 2000 г.).

Вот мнение В. Жириновского, высказанное ещё в 1996-м году:

«Почему не любят Чубайса? Не любят — это мягко сказано. Всю чубайсовскую воровскую приватизацию ненавидят — развалили всю промышленность и обобрали народ. Жулики стали владеть предприятиями и развалили их. Всё, чем бы он ни занимался, заканчивается очень плохо для России. Мне совершенно очевидно, что приватизацией руководили враги отечества».

Приведём ещё и мнение Г. Зюганова:

«Всё, чем занимался Чубайс, рано или поздно заканчивалось невиданным разрушением» (Радио «Эхо Москвы», 22.09.2008 г.).

После этого, естественно, возникают вопросы:

- Почему при новом назначении Чубайса не принята во внимание его «плохая кредитная история»?

- Мнение населения имеет какое-либо значение для руководства страны?

- Если прислушаться к словам В. Жириновского и Г. Зюганова, то не призван ли Чубайс для того, чтобы довести идею «технологического прорыва» до абсурда и развалить начатое дело, доказав тем самым необходимость окончательного превращения страны в Сырьевую Державу?

Видимо, эти достижения и позволили Чубайсу стать лауреатом премии «Персона года-2008». Данное сообщение вызывает некоторый оптимизм: в 2006-м году Чубайс тоже был «Персоной года», одновременно с Е. Чичваркиным (компания «Евросеть»), который ныне объявлен в международный розыск.

Но если в США плоды нанотехнологических разработок востребованы сильной наукоёмкой промышленностью, то у нас существовавшие в советское время научно-производственные объединения, являвшиеся основными потребителями академических научных разработок, разрушены. Разрушена и система прикладной и отраслевой науки. Создаётся впечатление, что нанопрограмма по Чубайсу ориентирована на использование оставшегося научного потенциала России для развития западного высокотехнологического производства, в первую очередь ВПК США.

Много красивых слов сказано о системе высшего образования страны:

«Мы приступили к реализации масштабного национального проекта в образовании. Необходимо поддержать школы, вузы с инновационными программами, дать фору талантливым преподавателям и одарённым ученикам» (В.Путин, 2005 год).

В советское время по числу студентов на 10 тысяч человек населения мы занимали второе место в мире. Сейчас по этому показателю (179 студентов) нас обогнали Канада (299), Австрия (227), Бельгия (224), Финляндия (220), Испания (187) и некоторые государства Латинской Америки. Ежегодно страну покидает до 15% выпускников вузов.

фурсенко

По данным ЮНЕСКО, Россия по интеллектуальному потенциалу молодёжи скатилась с 3-го места в мире (1953 г.) на 40-е, по другим данным — на 47-е место. За период «реформ».

Страна с сырьевой экономикой не заинтересована в подготовке специалистов технического профиля, о чём и говорит министр Фурсенко:

«Я глубоко убеждён: не нужна высшая математика в школе. Более того, высшая математика убивает креативность» (февраль, 2009 г.).

В переводе на русский язык это значит, что высшая математика убивает творческие способности.

Видимо, министр Фурсенко, будучи доктором физико-математических наук, делает такое заключение на основании собственного опыта!

Но творческие способности убивает внедряемая Фурсенко система ЕГЭ (единого государственного экзамена).

Говорит человек, пишущий на темы науки — писатель В. Губарев: «Знаете, что показали результаты ЕГЭ? Уровень образования наших детей упал до уровня 1928 года. Впору говорить не о развитии науки, а о развитии безграмотности». На проблему обратил внимание и президент: «Решение принято. Нужно разработать оптимальный механизм, по которому этот экзамен будет приниматься».

В планах министра Фурсенко — оставить из 450 ныне действующих институтов не больше 200, а система внедрения платного образования в период кризиса сама попала в кризисное состояние.

Если говорить о подготовке специалистов для внедрения новейших технологий, то представляется необходимым осуществить следующие меры в области высшего образования:

- ликвидировать систему платного высшего образования с закрытием частных учебных заведений, восстановив утраченную советскую систему государственной подготовки специалистов;

- обратить особое внимание на развитие вузов, готовящих специалистов для предприятий промышленности и науки, способных свернуть страну с пути энергетического донора развитых стран;

- в условиях приближающегося продовольственного кризиса усилить и увеличить подготовку специалистов сельскохозяйственного производства;

- запретить внедрение единого государственного экзамена как средства снижения качества подготовки будущих специалистов;

- запретить введение системы бакалавр-магистр как средства, снижающего общий уровень российского образования;

- в условиях экологического кризиса организовать расширенную подготовку специалистов-экологов;

- в крупных технических вузах восстановить роль вузовкой науки, организовав и оснастив специализированные лаборатории.

А пока в стране пользуются спросом юристы, журналисты-международники, экономисты — их готовят за 170–430 тысяч рублей в год, это специальности для избранных, для будущих российских чиновников.

В России внедряется модель развития высшей школы, главным содержанием которой является полная ликвидация подготовки в стране специалистов-профессионалов для реальных секторов экономики, промышленности и сельского хозяйства, и замена их подготовкой бакалавров и магистров, не владеющих необходимыми знаниями.

Обратите внимание: о реальном секторе экономики наши чиновники заговорили в кризис, когда уже нельзя говорить об экономике виртуальной — гордости чиновников.

Совершенно ясно, что без квалифицированных кадров не может быть восстановлен промышленный, высокотехнологический потенциал страны.

Но сами наши чиновники высоких рангов один за другим спешат обзавестись кандидатскими и докторскими дипломами, при этом возникает очередной парадокс: чем меньше в стране остаётся учёных, чем хуже состояние дел в науке, промышленности, образовании, тем больше людей с учёными степенями в гуманитарных областях знаний всплывает в верхние слои власти.

Так, половину депутатов Государственной думы IV созыва составляли «учёные»: среди них было: докторов наук — 71, кандидатов наук — 143, депутатов, имеющих одновременно кандидатские и докторские степени в различных областях науки — 14.

Как-то не принято обсуждать деятельность Совета Федерации, но и здесь имеется многочисленная научная прослойка.

Совет Федерации: в 2002-м году из 178 членов Совета насчитывалось 64 человека, имеющих учёную степень, в том числе 28 докторов наук (Сергей Миронов, «РФ сегодня», № 2, 2002).

Отметим также, что некоторые из высших чиновников учились в аспирантуре, начинали работать в науке, но по разным причинам диссертации не защитили. Так, Сергей Миронов «осенью 1991-го года принял решение уйти из геологии, так как, по его словам, понял, что наука без государственного финансирования начала разваливаться, а ему надо было кормить семью» (А. Мухин). А уйдя, работал в фирмах, занимающихся торговлей и посредничеством, затем занялся ценными бумагами, потом пошёл работать в строительную корпорацию «Возрождение Санкт-Петербурга» исполнительным директором.

«В 1998 году городская прокуратура возбудила уголовное дело по нецелевому расходованию... бюджетных денег», а в 1999 году было возбуждено ещё одно уголовное дело... вновь в связи с кредитами...». Миронов обвинялся также в «умышленном превышении полномочий», но уголовные дела в отношении него были прекращены.

Но Миронов не оставляет мечту стать учёным — им готовится кандидатская диссертация на тему «Избирательное право». Хотя слушая его выступления, проникнутые откровенной злобой, когда он говорит об оппозиции, создаётся впечатление, что ему стоит получить шестое высшее образование, став специалистом по толерантности.

Владимир Устинов — бывший министр юстиции (2006–2008) в 2002-м году стал кандидатом, в 2003-м — доктором юридических наук, диссертация «Международно-правовые проблемы борьбы с терроризмом», а петербургский государственный университет сделал его почётным доктором права.

И опять интересный момент: людей с учёными степенями в руководящих органах России полно, а о науке, в полном смысле этого слова, позаботиться некому.

Помните старый анекдот:

Стоит женщина в трамвае, места заняты мужчинами. Она говорит: «Совсем джентльменов не осталось!». Поднимает голову молодой и здоровый: «Джентльменов до фига, местов нету!»

Обратите внимание: правительство и прочие руководящие и направляющие органы, объявляющие своей целью инновационное развитие страны, состоят из дилетантов: кандидатские и докторские степени получены ими, в подавляющем большинстве, за «исследования» в области гуманитарных наук: по истории, философии, политологии, экономике, педагогике. Почему так происходит?

Ответ простой: чтобы выполнить научную работу по конкретным научно-техническим направлениям, нужно не только проявить соответствующие знания, но и защитить её на Учёном Совете, что сделать тоже весьма непросто. Действительно, при защите диссертаций гуманитарного направления знаний претендент просто читает заготовленный текст и отвечает на подготовленные вопросы. В области технических или физико-математических наук претендент не имеет права читать по бумажке, а его научная неграмотность выявится при первом же простейшем вопросе.

Читатель может спросить: куда же смотрит Высшая Аттестационная Комиссия (ВАК), которая должна бы отличить оригинальную работу от подделки? Но в ВАК ежегодно поступает примерно 35 000 тысяч диссертаций, столько же, сколько в советское время, когда учёных было в 3 раза больше, чем в демократической России.

Глава ВАК М. Кирпичников говорит:

«Примерно 10 тысяч диссертаций, или 20–30% от общего количества защищаемых в год, ежегодно пишется отнюдь не официальными авторами, а изготавливается по заказу за деньги».

Существует старый анекдот:

- Грузина спрашивают: Ты купил диплом?

Грузин обиделся: Почему купил? Если грузин, значит, купил? Подарили!!!

Если дело пойдёт с разрушением науки и образования по принятой в настоящее время схеме, то учёными у нас будут исключительно чиновники, бизнесмены, политики. Для этого есть и резерв, и основание: из советских учёных осталось примерно 400 000, а армия только гражданских чиновников у нас составляет более 1 600 000 человек, а вместе представителями силовых ведомств количество чиновников превышает 3 миллиона. А при тех расценках, которые всё чаще внедряются в дело защиты диссертации, скоро только чиновники и бизнесмены смогут себе позволить израсходовать деньги на «научную» работу.

Множество учёных представлено в правительстве. Правительство и прочие руководящие и направляющие органы, объявляющие своей целью инновационное развитие страны, состоят из дилетантов: кандидатские и докторские степени получены ими, в подавляющем большинстве, за «исследования» в области гуманитарных наук.

Вот только несколько примеров:

- А. Румянцев, учёный-физик, академик РАН, является послом России в Финляндии;

-А. Сердюков, многие годы отдавший мебельному производству, окончивший Ленинградский институт советской торговли, и юрист, доктор экономических наук, возглавляет министерство обороны;

- А. Авдеев, профессиональный дипломат, стал министром культуры;

-А. Гордеев, министр сельского хозяйства — выпускник института железнодорожного транспорта;

- В марте 2009-го года Гордеева на посту министра сельского хозяйства сменила Елена Скрынник — выпускница Челябинского медицинского института, кандидат экономических наук.

- Т. Голикова сменила пост заместителя министра финансов на должность министра здравоохранения и социального развития, имея специальность по образованию «экономика труда», что, видимо, и позволило ей готовить программу «О монетизации льгот»;

- В. Якунин — специалист по производству летательных аппаратов является президентом Российских железных дорог (РЖД);

- Б. Грызлов, бывший министром внутренних дел — радиоинженер;

В этом нет ничего удивительного, так как высший чиновничий аппарат в демократической России комплектуется не с учётом уровня профессионализма того или иного чиновника, а с учётом степени приближённости его к «петербургскому землячеству».

До какой степени можно профанировать и проституицировать труд учёного?

Но может быть, отсутствие профессионализма у наших чиновников и спасает страну от полного разрушения? Ибо ни одно начатое дело они не могут довести до конца.

Есть один положительный момент: наши чиновники защищают диссертации по экономике, юриспруденции, философии, политологии, истории, педагогике, то есть по таким специальностям, которые не нужны на Западе, следовательно, учёные-чиновники худо-бедно, но будут работать в России, хотя и не исключена возможность для некоторых из них работать в интересах Запада.

По данным журнала «Newsweek» (3–9 ноября 2008, № 45), который опубликовал сведения о «50 самых талантливых учёных, уехавших из России», среди уехавших физики, биологи, геологи, химики, математики. Перечисленных выше «чиновничьих» специальностей в этом списке нет.

А может быть, стоит значительно упростить дело? Помните: «Нормальные герои всегда идут в обход»?

Настало время из категории «гуманитарные науки» выделить ряд специальностей и присвоить им классификацию «чиновные науки», куда войдут, например: политология, юриспруденция, экономика, частично история и педагогика (определённые их разделы), список этот может быть расширен. А присваиваемые степени надо именовать: «кандидат чиновных наук», «доктор чиновных наук».

Начать же можно с главного: необходимо уже сейчас организовать Чиновную Академию.

Следите за новостями
Обсуждайте идеи