Разговор с коммунаром

Другой социум – возможно ли? Интервью с человеком, проживающим в общине, созданной людьми, не согласными с существующими социальными порядками.

В сети Интернет мы обнаружили интересную, на наш взгляд, статью — интервью с человеком, проживающим в общине, организованной на абсолютно иных принципах взаимоотношений между людьми, чем те, к которым мы все привыкли в повседневной жизни.

Интересна эта заметка тем, что отражает реальный практический опыт существующей общины, а не просто некие теоретические наработки.

Эта информация, на наш взгляд, должна быть интересна всем, кто следит за развитием проекта «Малоэтажная Россия» и ему подобных (обсуждение ведётся, в том числе, на нашем форуме), а также всем, кто интересуется возможностью построения общества на альтернативных принципах взаимоотношений между людьми.

1 

Сейчас вы услышите речь коммунара. Самого настоящего, проживающего в колхозе-коммуне, в России, в наше время.

Задающие вопросы — «коммунист», капиталист, люмпен, ну и просто интересующиеся.

Местоположение коммуны по понятным причинам не указывается.

Как и с чего началась ваша коммуна? Что заставило людей объединиться?

Вообще-то сами мы себя так не называем. То есть коммуной и коммунарами. Предпочитаем в разговорах между собой использовать более привычные слова «колхоз», «колхозник». Датой рождения нашего хозяйства, наверное, можно считать март 1992 года. Тогда четверо молодых парней приехали в село из города, чтобы попробовать воплотить в жизнь свои убеждения. Выбрали они для этой цели колхоз, который был родным для одного из этих парней, но к данному моменту находился в состоянии развала. Колхоз вот-вот должны были разнести в клочья, точнее, в мелкие фермерские хозяйства. Составили подробный экономический план восстановления и развития, и подошли с этими документами к бывшему парторгу колхоза, как к человеку, обладающему авторитетом среди односельчан. Председатель колхоза к тому времени на все махнул рукой и пустил все на самотёк. В итоге было назначено общее собрание колхозников, где приняли решение колхоз не распускать, и бывший парторг был избран новым председателем. Так возникло наше хозяйство. Оно называется АСПК – ассоциация сельскохозяйственных производственных кооперативов. Но это так, вывеска. Формы хозяйствования, как известно, жестко прописаны в законах. Мы и выбрали более-менее отражающее суть. Хотя и не совсем. С точки зрения внешнего наблюдателя наше хозяйство выглядит как десяток мелких и независимых друг от друга предприятий, ведущих свои дела на внешнем рынке по законам этого либерального рынка. В реале это единое хозяйство со своими сырьевыми и перерабатывающими мощностями и единым производственным планом.

Почему вы не хотите зарегистрировать свои предприятия как Народное предприятие, то есть ЗАО работников? Какие преимущества вам даёт нынешняя форма?

Преимущество в том, что нас труднее задавить административными методами. Ведь юридически наш колхоз не существует. Существует множество кооперативов. Как муравьи. Давить надо будет долго и упорно. И «матку» отыскать весьма проблематично.

Набейте в Яндексе «народное предприятие». Ознакомьтесь.

Знаю, знаю... А вот вы, похоже, не знаете. Не знаете, что так называемые народные предприятия при буржуазном строе даже отдаленно не напоминают колхозы.

Почему товарищества не подходят?

Потому что во всех перечисленных в ГК формах хозяйствования предусматривается та или иная разновидность частной собственности. Форма собственности для капитализма отнюдь не фиолетова. Более того, для капитализма частная собственность священна. Буржуазия в зависимости от конъюнктуры может изменить что угодно, всё — вплоть до политической системы. А вот «священной коровы» капитализма касаться не моги... Это табу. Святотатство.

Для того, что бы сломать сложившиеся правила, традиции, уклад жизни, и перейти к построению коммуны, нужна большая воля.

Для того, чтобы сломать — наверное да, нужна большая воля. У нас такой воли не оказалось, и потому предпочли колхоз не ломать.

Официальных колхозов советских уже нет?

В России уже с 1992 года нет ни одного колхоза. Нет в ГК такой формы собственности. Хотя в Конституции РФ и говорится, что формы хозяйствования и собственность могут быть как частными, так и коллективными, но на самом деле законами РФ формы коллективной собственности практически не регламентируются. Все, что в законах РФ называют коллективной собственностью, на самом деле являются всего лишь разновидностями частной. Это такие виды, как долевая собственность, кооперативы или акционерные общества. Поэтому при регистрации нашего хозяйства нам пришлось отказаться от официального названия «колхоз» и зарегистрировать наши предприятия как производственные кооперативы. А в единое целое эти кооперативы объединены такой формой, как ассоциация. Поэтому у нас два Устава. Один — официальный, но формальный. Для регистрации. Второй неофициальный, но действующий. Для внутреннего пользования.

А по существу как?

По существу живем по внутреннему неофициальному Уставу. Высшим органом правления является Общее собрание. Оно же ежегодно избирает Совет из 20 человек. Совет является исполнительно-координирующим органом. Ежегодный план и годовой бюджет принимаются Общим собранием, Совету поручается следить за их выполнением и координировать деятельность всех предприятий, входящих в ассоциацию.

Почти государство...

Все заработанное колхозом поступает в общую казну, из которого и формируется бюджет. Внутри хозяйства денежного обращения нет. Когда-то не от хорошей жизни мы вынуждены были пойти на такой шаг, а потом «забыли» отменить это.

На каком этапе вы отказались от денег в колхозе?

Практически на самом начальном. Это было нетрудно, потому что денег все равно не было.

И как восприняли это люди?

Они сами же это и предложили. Наоборот, первый наш председатель никак не хотел вначале этого понимать.

А как же личная собственность? Одежда, питание?

Практически жильем, продовольствием и одеждой мы сами себя обеспечиваем. А излишки продаем на внешнем рынке и закупаем то, чего сами произвести не можем.

Одежду шьёте?

Шьём. Не всё, правда. В основном зимнюю одежду.

Натуральное хозяйство почти... Материал закупаете?

Есть свой прядильно-трикотажный и скорняжный цех. Материал и сырье свои – занимаемся овцеводством.

А обувь, телевизоры?

Я ведь говорю, что то, чего сами производить не можем, закупаем. Притом закупаем по оптовым ценам.

Сразу на всех? А народу-то сколько?

Около 6 тысяч человек, включая детей и стариков.

Можете границу ставить и законы свои издавать...

Зачем нам граница? Она нам только будет мешать. Каждый выживает, как умеет. Мы считаем, что сообща выжить легче.

Какие тенденции? Хуже или лучше живёте?

Ну, лучше, чем жители окрестных сёл. Вот недавно закончили строить единую информационную сеть. В каждом доме и квартире теперь есть кабельное телевидение. По нему же можно и компьютеры соединять в сеть. Следующий этап - экспансия.

Экспансия?

Скоро, наверное, подомнём под себя территорию одного бывшего совхоза. Совхоза уже давно нет, а двоих фермеров, которые там хозяйничают, мы практически уже разорили. Осталось соблюсти формальности и переоформить договор аренды земли. Сначала из местного населения соорудим СКП, затем примем это СКП в ассоциацию. А сейчас надо думать о том, как этот разграбленный кулаками совхоз из дерьма вытаскивать.

Значит, у вас есть какое-то преимущество перед фермерами? Какое?

Преимущество в том, что коллективный труд всегда экономически выгоднее. Например, гораздо эффективнее вспахать 100 га земли одним мощным трактором, чем 10 участков по 10 га десятью мелкими тракторами. Далее. Большое хозяйство может себе позволить иметь в штате специалистов — агрономов, зоотехников, инженеров и т.д. Не всякий фермер имеет такую возможность. Думаю, этим и объясняется такая большая разница в урожайности наших полей и фермерских. Большое коллективное хозяйство может иметь и перерабатывающие мощности. А это позволяет выходить на внешний рынок не с сырьем, а с готовой продукцией. А реализация готовой продукции всегда выгоднее, чем продажа сырья. Можно долго перечислять эти преимущества...

Фермеры разорились по своей воле, или ваш колхоз, скажем так, приложил к этому руку?

Приложил.

Гм, «коммунары» — и действуют по правилам капитализма?

Ну, в том, что вы назвали нас коммунарами, нашей вины нет. Мы сами себя так не называем. Это во-первых. А во-вторых, как бы вы хотели, чтобы мы поступали с буржуями? Есть законы, написанные этими самыми буржуями. Есть правила рынка, ими же установленные. Вот мы и поступаем с ними так, как они сами этого хотят. Какие претензии к нам?

Сделали подставу, подлянку ближнему?

Так буржуи ведь давят друг друга? Давят. Разоряют друг друга? Разоряют. Вот мы тоже двоих таких... Того...По их же правилам.

Разоренные фермеры что решили? Ассимилироваться или смыться?

Что хотят, пусть то и делают. В колхоз их не примут.

Вы со временем примете жителей тех сёл в свой колхоз, но при этом сказали, что фермеров точно не примете. Останется либо брать их на работу за деньги, что вряд ли, либо... вынуждать покинуть дома... прогонять?!

Никто их прогонять не собирается. Брать на работу тоже. Земли дохрена, пусть фермерствуют дальше, если смогут.

Гонористые? Я имею ввиду фермеров.

Теперь уже нет.

Видать, в первые годы своей деятельности прошлись они по вам.

Не столько по нам, сколько по своим односельчанам. И не прошлись, а ездили, паразитировали на них.

По своим? Они из местных что ли?

Откуда ж еще?

А с народом в тех деревнях как?

Там около 1500 населения. Три села средних размеров. Они давно уже носятся с идеей восстановления совхоза. Только средств у них нет на это. Вот мы им и поможем.

Далеко райцентр от вас?

Порядка 50 км.

И сколько там жителей?

Точно не знаю. Тысяч 40-50, наверное.

И когда ж вы дорастёте до размеров Союза? Есть прогнозы? 

Мы дорасти не сможем. Способ, который был нами избран — это всего лишь способ выживания в капиталистических условиях. И не просто выживания, а выживания с сохранением человеческого облика, без превращения в зверей. И всего лишь. Вот если такие хозяйства возникнут повсеместно — другое дело.

А можно поподробнее про распределение?

Про распределение чего?

Прибылей.

А никак не распределяется. Всё находится в общем котле. И расходуется централизованно.

Ну и деньги... Вообще народ без денег?

Внутри нашего хозяйства деньги человеку не нужны. Если куда-то едет, всегда может определенную сумму взять в кассе.

А как с питанием? Столовая? Бесплатно?

Кто как хочет. Может в магазине продовольствия набрать. Может пойти в столовую. Бесплатно. В смысле, без денег. Я не люблю слова бесплатно. Бесплатного ничего не бывает.

Ведь теоретически у вас есть возможность вынести весь магазин.

Есть.

Но вы не делаете этого не потому, что накажут, а по другим причинам.

Естественно. Я не делаю этого, потому что кроме меня в колхозе много других людей. Ничем не хуже меня. Ну и к тому же, зачем мне это надо?

Ну, какой-то учёт идёт? Кто сколько съел, кто чего надел...

По продовольствию практически никакого учета нет. Как бы человек ни старался, лишнего он съесть не сможет. Обычно уровень потребления всегда оказывается ниже, чем это закладывается в годовом бюджете. И всегда остаются излишки. Наши экономисты очень хорошо знают эти уровни.

А как насчёт качества питания?

Качество? А что качество? Все натуральное и без консервантов. А уж кто и как приготовит котлету из натурального мяса — это уже личные проблемы жён.

Ну там же всякие навороты могут быть... Типа ценных пород рыб...

Знаешь, мы ведь сельские жители. Наворотов каких-то тут никогда не было. И раньше, и сейчас. Люди, в общем-то, тут живут непритязательные. А рыбу у нас всегда предпочитали нашу, пресноводную.

По сути, у вас коммуна получилась. Народ-то доволен?

Наверное, доволен. Иначе бы давно разбрелись. Никто ведь не запрещает стать фермерами. Выйти из колхоза у нас легко. Труднее стать членом колхоза.

Какой быт у семьи? Какие дома? Что там в доме? Печь, очаг, телевизор? А может, компьютеры стоят?

Быт как быт. Дома у некоторых свои. Но все больше людей живут в типовых благоустроенных колхозных домах. Как правило, это коттеджи, состоящие из двух двухкомнатных квартир. Квартиры сдаются в эксплуатацию готовыми к заселению, с мебелью и бытовой техникой. Обстановка квартиры составляется таким образом, чтобы при минимуме захламленности обеспечить максимально комфортные условия. То есть лишнего барахла нет. До компьютеров еще не дошли, но думаю, в скором времени это тоже будет. А что касается телевидения, то его наши люди смотрят по кабельной сети, по которой передается 12 программ. Кроме этого, все дома оснащены местной телефонной связью с выходом во внешнюю сеть через местную АТС. Имеются прекрасно оборудованные спортзал и стадион.

Квартиры у вас колхозные. Но ведь в любой момент, если «коллектив решит», тебя могут «попросить» из этой квартиры! А если кто-то сам пожелает уйти, то как быть с его долей колхозной собственности?

Могут. Только в этом случае коллектив должен попросить из квартир и всех остальных членов коллектива. Потому что прав у меня ни на йоту не меньше и не больше, чем у любого другого члена коллектива. Что касается неделимости собственности... Во-первых, эту проблему создает нам именно капитализм, который нас окружает. Будь везде такие отношения, как у нас внутри колхоза (то есть коммунистический строй), этой проблемы бы не было. Во-вторых, не такая уж это и проблема. Если кто-то решит, честно поработав, уехать куда-то, думаю, этот вопрос можно решить. Система у нас гибкая, и не думаю, что колхозники отправят своего честного односельчанина без портков. Зная наших людей, с уверенностью могу сказать, что скорее всего они его отправят с почестями, обеспечив всем необходимым на 5 лет вперед. Колхоз беднее от этого не станет. Но желающих уехать за эти 15 лет пока не было. Человек, как правило, уезжает с насиженного места в поисках лучшей жизни. Так зачем же он будет стремиться уехать, если заранее знает, что в любом другом месте ему будет только хуже?

Если вашим людям разрешить приватизировать жилье — коммуне кирдык.

Так все зависит от самих людей. Если они разрешат самим себе приватизировать, или иначе говоря, растащить колхоз — так тому и быть. Но я не думаю, что они на это пойдут. По простой причине — они прекрасно видят, в каком положении сегодня живут те, кто в начале 90-х поверил либерастам и растащил свои колхозы и совхозы.

Жители удаленных деревень не хотят переезжать в коттеджи в центре колхоза?

У нас нет центра как такового.

Как у вас рассчитывается норма жилой площади?

Оптимально — 30-35 кв. м на человека. Больше не имеет никакого смысла.

Для кого-то такое жилье будет являться излишней роскошью, для других, возможно, тесным и примитивным.

Для кого-то и хрустальный дворец будет тесным. Но учитывая, что из-за этого хрустального дворца для одного сотни других останутся вовсе без жилища, то вполне правомерно этому желателю хрустального дворца дать по морде и вместо одного дворца построить сотню квартир попроще.

Одни жители колхоза живут в домах с центральным отоплением, а другие топят печь дровами и углем?

У нас еще с советских времен топят газом.

Одни ходят в теплые сортиры, а другие скачут на двор.

Да, кто-то предпочитает так. Но не заставлять же их переселяться насильно? А так — пожалуйста, вон 6 пустых квартир имеется. Переезжай. Надо будет — еще построим.

Какие у вас в квартирах телевизоры?

Самый большой, какой возможно установить на данный момент — 85 см. У меня стоит 54 см, так как больше мне не требуется.

Как у вас с медициной, школой? Как там растёт подрастающее поколение? Как их учат, по какой программе? Новой, с ЕГЭ?

Школа находится на полном нашем обеспечении. Так же и с участковой больницей. Хотя они и относятся к районным отделам. Дети до 3-х лет у нас растут и воспитываются в семье. После 3-х лет они живут и воспитываются профессиональными педагогами в интернате-пансионе. Дело это, в общем-то, добровольное, но родителей, не желающих отдавать детей в пансион, не наблюдается. Коллективное воспитание детей — это определяющий фактор того, что дети не вырастут индивидуалистами. Кстати, на самом деле наши молодые люди более коммуникабельны и более открыты, чем люди старшего поколения, которые воспитывались в сугубо семейном окружении. Сама школа официально подчиняется районным властям. Точнее, РайОНО. И это наша постоянная головная боль. Особенно эти эксперименты со школьными реформами. Мы вынуждены им следовать. Но тем не менее, стараемся дать своим детям все лучшее, что когда-то было в советской школе. Если что-то из этого не предусмотрено нынешней школьной программой, то проводятся дополнительные факультативные занятия. Возможно, поэтому у наших детей не возникает особых проблем на вступительных экзаменах в вузы.

Жизнь в пансионе, приюте, школе-интернате с малолетства не очень хорошо отражается на характере детей.

В капиталистическом пансионе — разумеется. Там ведь воспитатели работают за зарплату. Ну и любовь и заботу к детям они отмеривают пропорционально своей зарплате. У нас совершенно иная ситуация.

Какова численность преподавательско-воспитательско-обслуживающего персонала?

Примерно один учитель на 50 детей и один воспитатель — на 25.

Забирают ли родители детей на выходные? Обязательно это, или по желанию?

Кто как хочет. Собственно, родители могут вообще не отдавать детей в пансион. Это дело добровольное.

Какая доля детей на выходные приходит жить домой?

А кто это считал? Моя, например, вообще не приходит.

Пансион у вас один?

Нет. Для дошкольников — отдельно. И по школам.

Вы сохранили школьную форму?

У нас она своя.

Применяются ли в школе какие-то новаторские методы (типа метода погружения Шаталова)?

Наши педагоги не считают возможным проводить чудовищные эксперименты на детях. Потому применяются лишь испытанные временем методы. В основном, опыт советской школы.

Что у вас дополнительно преподается в школе, по сравнению с современной школьной программой?  Много чего: например, есть факультативы начальной военной подготовки, основ агротехники. Есть уроки труда, производственная практика. Есть обществоведение.

Как преподаётся история?

В неискаженном либерастами виде. На уроке — официальная программа, на факультативе — необходимая коррекция.

Задают ли чтение произведений из курса советской школьной программы?  Даёте ли вы дополнительно читать Фадеева, Островского, Горького?

Нет, не даем. Школьники сами берут.

У вас учат по советским учебникам (материалам того времени), или используются какие-то современные учебные материалы?

По-разному.

Сколько в среднем выпускается медалистов серебряных и золотых, на какое количество выпускников?

Медалисты — не самоцель. Скажу немного по-другому: в среднем 70-75% выпускников поступают в вузы.

Зачем коммуне столько специалистов с высшим образованием?

Не люди для коммуны, а коммуна для людей. Это у капиталистов все вверх ногами.

То есть вы хотите сказать, что человек, получивший высшее образование, обязательно проживет более счастливую жизнь, чем не получивший, даже если ему с высшим образованием придется выполнять неквалифицированную работу?

Нет, человек с высшим образованием более полноценно участвует в жизни колхоза. И решения он принимает более осознанно и более квалифицированно. Такой человек уже не является слепым исполнителем воли узкого специалиста, и к своей работе подходит творчески. Именно поэтому мы и стремимся, чтобы как можно больше людей имели высшее и средне-техническое образование. А работы мы выполняем всякие. В том числе и неквалифицированные.

Интересно, какие есть потребности в инженерно-технических работниках?

Собственно, недостатка в них нет.

Сколько ваших выпускников школ после вуза возвращаются обратно в колхоз?

Практически все.

В случае ухода во «внешний» мир выпускник вуза получает какую-либо поддержку от колхоза, или начинает жить самостоятельно?

Если он выберет такой путь, естественно, рассчитывать ему придется только на себя. Он будет работать на буржуя, или, того хуже, сам станет буржуем — так с какой стати колхоз должен его поддерживать?

Молодёжь не может или не хочет уехать из колхоза?

Почему-то не хотят. Я вот пытаюсь им объяснить всю прелесть ипотечного кредита, за который потом надо расплачиваться до глубокой седины... Видимо, плохо объясняю. Не хотят.

Дома вы строите сообща. Сегодня строят тебе, завтра ты строишь другим. Точно так же существующая и развивающаяся ипотека дает возможность сразу жить в квартире, выплачивая за нее всю жизнь.

С одним небольшим отличием: если ты случайно получишь увечье и останешься с мизерным пособием по инвалидности, то тебя попросят из ипотечной квартиры, как неплатежеспособного. У нас этого быть не может. Более того, увечье не повлечет за собой даже малейшего снижения уровня жизни. Ну, допустим, увечья не случилось. И что? Потихоньку к 50 годам накопите на собственную халупу, чтобы в 60 лет в этой халупе откинуть копыта? И то не всем это удается. А у нас любой молодой человек по достижении совершеннолетия имеет возможность поселиться в отдельной комфортной квартире.

Кстати, ипотечные кредиты становятся все более доступны, и скоро описанный вами молодой человек сможет поселиться в комфортной квартире и вне колхоза.

Вот когда это ваше «скоро» наступит, тогда и будете пищать. А пока что зарплаты у работников, работающих по найму у разных паразитов, не хватает не то что на ипотеку, а даже на нормальное полноценное питание.

Если кто-то из колхозников, желающих выйти и получить свою долю имущества, обратится в суд, колхоз вынужден будет подчиниться решению суда. Так?

Юридическими лицами у нас являются кооперативы. Их у нас много. Задолбаешься судиться со всеми разом.

Ну нравится человеку молекулярная биология. И колхоз тоже нравится... Одним чем-то придется жертвовать?

На то ему и дадена свобода выбора, чтоб выбирать. Науку и людей, работающих на науку, обязано поддерживать государство, а не наш колхоз. А мы платим государству налоги, чтобы оно поддерживало молекулярных биологов и прочую учёную братию.

Те, кто не возвращается, какую специальность выбирают?

Не знаю. Судьбой ушедших от нас никогда не интересовался.

Какой у вас коэффициент детности?

А кто его считал? Детей у нас много. Тысячи полторы точно есть.

По приблизительным оценкам менее 2-х детей на семью.

Почему это? Не забывайте, что у людей старше 40-45 лет дети уже вышли за детский возраст, и потому не могут называться детьми. На самом деле выходит больше, чем 2 ребенка на семью.

Кстати, ты-то чем там занимаешься? Мастер на все руки?

Основная моя работа — обеспечение работы спутникового центра и кабельных сетей. Бывает, иногда сажусь за штурвал комбайна или на трактор. У нас многие имеют по 2-3 специальности. Перемена занятий — лучший отдых. Я этим летом 3 недели поработал на сенокосе. Несколько дней на уборке. Подменял приболевшего комбайнера.

Ну, как экипаж космического корабля... Как отношения с внешним космосом? Начальство районное под вами?

Для этого у нас есть целый коллектив юристов. Они и выясняют эти отношения. Нет, начальство само по себе, мы сами по себе.

Много ли проблем с властью?

Проблем хватает, конечно. Особенно с налоговыми органами.

Да? И какого порядка?

Ну какого порядка могут быть проблемы с МНС? Денежного, естественно. По сути мы ведь живем, нарушая Конституцию. А там прямо сказано, что зарплата человека не может быть ниже установленного минимума.

А у вас ниже?

А у нас её вообще нет как таковой. Вот и приходится нашим юристам изворачиваться и искать лазейки.

А, ну понятно, вы же натуральными товарами раздаёте...

Никто ничего не раздаёт. Люди сами берут то, что сами произвели. Народ тратит деньги только на внешнем рынке. И делает это не врозь, каждый сам по себе, а сообща.

Можно ли сказать, что государство вам все-таки мешает?

Не сказать, что особо. Либеральное государство чем удобно — ему практически нет дела до нас. Сельское хозяйство брошено на произвол судьбы.

А нет трений, что кто-то берёт больше других? А вот если я захочу цифровую камеру... или машину... ну, мотоцикл хотя бы...

Нет, таких трений нет. Ну, какой смысл мне лично взять вместо 3 кг мяса 10 кг, если я все равно не смогу их съесть? Автомобили у нас находятся в общем пользовании. Даже те, которые когда-то были в личной собственности. Парк в 180 машин с лихвой обеспечивает все наши потребности в легковом транспорте. Следят за ними механики. Человек при необходимости всегда сможет взять технически исправную и заправленную машину. Если нужно — с водителем. 

Как осуществляется обязательное автострахование? Машины официально принадлежат кооперативам. И страховка оформляется на эти предприятия.

При одинаковом уровне доходов (среднем) люди совершенно по-разному тратят деньги.

У нас тоже. Правда, не деньги тратят, а выбирают блага в пределах возможного. Каждый на свой вкус.

У вас всё должно быть достаточно стандартизировано, в том числе и в личной жизни. Индивидуальность нивелируется — типовые дома, электроника, закупаемая оптом для всех, одинаковая одежда, еда...

Ну, одежда и еда у нас не стандартизованы. Что касается остального... Да, определенная стандартизация существует. Также существует минимизация. Я уже говорил, что в наших домах имеется все необходимое для комфортной жизни, но лишнего ничего нет. Например, у нас нет надобности в персональных стиральных машинах. Нет надобности в личных автомобилях и во всем с этим связанным. У многих, у меня в том числе, нет надобности иметь в доме холодильник. Собственно говоря, это просто иной подход к такому понятию, как «потребность», и иной способ удовлетворения оной. Что касается разнообразия — то это не самоцель. Главный критерий — удобство для человека. И если ему удобно, то не имеет никакого значения, что его сосед смотрит телепрограммы через телевизор точно такой же модели, как и он сам.

А если захочется картину на стене повесить? И не одну, а штуки три-четыре?

Вспомнилось... Когда я еще жил в городе, в моей квартире на стене висела картина одного местного художника. Конечно, не Леонардо да Винчи, но картина была замечательная. Но я постоянно ловил себя на мысли, что я эту картину не замечаю. Висит и висит. Настолько она приелась, что не было желания ни смотреть на неё, ни любоваться. Потом я её снял. И знаете, абсолютно ничего не потерял. Позже, когда я приехал сюда, эту картину я отдал в наш небольшой музей. Она теперь висит там. И когда я изредка туда захожу, то вновь любуюсь этой картиной. Значит, где её истинное место? Получается, что истинное её место в общественном музее или галерее, а не на стене частной квартиры.

В вашей коммуне абсолютно все высокоморальные? А к моменту создания коммуны они уже были такими, или это их перевоспитали?

Понимаете, поведение человека практически во всем определяется окружающей его средой. Попадая в соответствующую обстановку, человек непроизвольно начинает вести себя так, как ведут окружающие его люди. Попадая в компанию, где не матерятся и не сквернословят, даже самый отъявленный матершинник старается придерживаться этого правила. Совершенно подсознательно. По крайней мере, он будет молчать.

Сейчас коммунизм считается тоталитарным учением. Противоположностью демократической свободе. Как у вас там со свободами? Кто всем заправляет?

Заправляют у нас все. Первоначально хозяйством управляло правление колхоза во главе с председателем. Так же, как это было в СССР. Правление и председателя выбирали на общем собрании колхоза. Но после смерти нашего первого председателя мы отошли от такой схемы. В данный момент у нас осуществлен метод прямой демократии. При этом вопросы, выставляемые на обсуждение и голосование, делятся по степени значимости на общецеховые и на общехозяйственные. Общецеховые вопросы решаются коллективом соответствующего цеха или кооператива, а общехозяйственные — всеми членами колхоза. Принятые решения являются обязательными к исполнению всеми без исключения. Кроме этого, каждое предприятие избирает свой Совет. А эти Советы в свою очередь направляют одного своего представителя в общий Совет. Этот Совет является исполнительно-координирующим органом и обязан следить за исполнением решений, принятых членами колхоза. Советы выбираются ежегодно. При этом один и тот же человек может быть выбран в Совет не ранее, чем через 5 лет после предыдущего членства в Совете. Голосование у нас поименное, с применением именных бюллетеней, но тайное в момент голосования. То есть в момент голосования никто не может посмотреть, как человек проголосовал. Но итоги уже подводятся поименно. То есть итог публикуется с указанием фамилии каждого, принявшего участие, и с указанием, как он проголосовал. Таким образом устраняется возможность фальсификации. Каждый человек может посмотреть и проверить, правильно ли учтен его голос.

А как часто у вас проводится общее собрание?

В общеупотребительном понимании слова «собрание» — никогда. А так — по мере необходимости.

А если во время голосования кто-то не присылает свой голос? Его автоматом  считают воздержавшимся?

Считается, что проект ему не нужен, и, стало быть, против.

Получается, при голосовании только два ответа — да/нет?

Именно. Проект либо нужен, либо нет. Другого быть не может.

Какой у вас процент отклика?

Обычно неголосовавших бывает менее 10%. Если что-то выносится на голосование, это значит, что это так или иначе отразится на жизни всех и каждого. Поэтому равнодушных не бывает.

Решения принимаются простым большинством?

В большинстве случаев.

А где оговаривается иное?

В Уставе. Есть некоторый круг вопросов, для решения которых требуется не менее 3/4 всех голосов.

Например, принятие бюджета?

Нет, бюджет как раз принимается простым большинством. А вот для исключения человека из колхоза требуется 75%.

Как обстоят дела с членами колхоза, ставшими нетрудоспособными — например, инвалидами? Есть ли разница между инвалидом-производственником и бытовым?

Тут нужно говорить не только об инвалидах, но обо всех нетрудоспособных людях наших сел. Кроме детей. Дети — это особая статья. У наших инвалидов и вообще пенсионеров есть выбор — либо жить так, как живут инвалиды и пенсионеры по всей стране. То есть получать государственную пенсию и жить на эту пенсию. Либо стать полноправными членами колхоза и пользоваться всеми доступными благами наравне со всеми. В этом случае они просто перечисляют свои пенсии в качестве паевых взносов в потребительский кооператив нашего хозяйства. Второй вариант, конечно, гораздо привлекательнее и удобнее. Поэтому пока не наблюдается таких, которые предпочли бы «жрать пряники в одиночку под одеялом». То же самое относится и к работникам, которые получают зарплату от государства. Учителя и медработники. Они тоже могут выбирать. А разницы между инвалидом-производственником и «бытовым» инвалидом у нас нет.

Есть ли вообще среди вас религиозные люди? Если есть, то как обстоит дело с религиозными праздниками?

Есть, конечно. А с праздниками дело вообще никак не обстоит. Кто хочет — тот и празднует. Каждый носит свои праздники с собой. Захочется душе праздника — позову гостей и устрою праздник. Даже если официально в этот день никакого праздника и нет.

Есть ли у вас церковь?

Нет. Ни церкви, ни мечети у нас нет.

Верующие ходят в соседние деревни?

Никуда не ходят. И раньше не ходили, и сегодня не ходят.

«Бытовое христианство»?

Не знаю, бытовое иль производственное... Они свою веру не выпячивают. Люди как люди, и у меня лично к ним никаких претензий нет. Кстати, национальный состав у нас очень смешанный. Не сразу и разберешь, где русский, а где башкир, где христианин, а где мусульманин. Да и веруют, по-моему, в основном представители пожилого поколения.

Сейчас РПЦ претендует на большое, чуть ли не формирующее общество, идеологическое влияние.

Чушь. Капиталистическое общество — общество атеистическое. Потому что способы добычи прибыли всегда шли и идут в разрез всем христианским, мусульманским и прочим религиозным нормам. Верующий буржуй — это такой же нонсенс, как и травоядный хищник.

Религия в буржуазном обществе — это один из инструментов одурманивания народных масс.

Это справедливо для стран третьего мира. Но для развитых стран это уже не катит. Образование не позволяет. Поэтому буржуазия овладевает другими инструментами одурманивания. Самый ходовой инструмент — национализм.

Как разрешаются конфликты (в семье, между соседями, конфликты неимущественного характера — скажем, конфликты на фоне личной неприязни)? Были ли случаи, когда конфликты доходили до уголовных преступлений (убийства, избиения и т.п.)? Если были, то кто и как решал подобные проблемы?

Конфликты разрешаются так же, как и везде. Внутрисемейные, как правило, разрешаются внутри семьи. Практически нет случаев, чтобы семейные ссоры выносили на всеобщее обозрение. Другое дело, что оснований для конфликтов у нас гораздо меньше. Почему? А потому что в основе подавляющего большинства конфликтов между людьми лежит имущественный вопрос. У нас этого нет. Что такое личная неприязнь? Ведь так просто она не возникает. И вот, если копнуть, то все равно в большинстве случаев это упирается в вопрос собственности. «Я работаю так же, как этот гад, а он, редиска, получает больше», или «вот — его невоспитанные козы потоптали мой огород». Собственно, каких-то других веских причин для возникновения личной неприязни я как-то не вижу. Ну, молодежь иногда дерется между собой. Но не думаю, что это из-за какой-то неприязни. Потому что обычно уже на другой день подравшиеся ходят в обнимку. Если судить строго, то любая драка между, скажем, Васей и Ваней — это уголовное преступление. Но ведь не будем же мы каждого подравшегося парня отправлять в тюрьму, не так ли? Как подрались, так и помирятся. Таких проблем, чтобы приходилось привлекать правоохранительные органы для выяснения отношений между нашими людьми, не было. Люди сами как-то решают все это между собой.

Есть ли у вас воровство?

Нет такой проблемы. Ну, допустим, кто-то начал воровать. Взял килограмм колбасы? Да на здоровье. Столько и я иногда беру. И любой другой может взять. Взял тонну? Конечно, тонну он не съест. Что дальше? Что он будет делать с этой колбасой? Съест? Не сможет. Продаст? Кому? И как? Тут ведь все живут на виду у всех. Вы когда-нибудь жили в сельской местности? Стоит вам чихнуть, как ваш чих тотчас раздастся на другом конце села. А воровство вы никак не сможете скрыть. К тому же и смысла в этом воровстве никакого нет.

источник

 

Обсуждение данной статьи ведётся на нашем форуме.

Следите за новостями
Обсуждайте идеи