О погромах КПЕ и правовом нигилизме

О незаконных обысках членов партии КПЕ в связи с внесением книги «Мертвая вода» в список экстремистской литературы.

По информации из источников в партии КПЕ, против этой организации за последние дни правоохранительными органами предпринято несколько жёстких акций.

В частности, проведены обыски и изъятия литературы, дисков и компьютеров в штабе КПЕ в Москве, на проходящем Слёте КПЕ и в квартирах у ряда руководителей и членов организации в разных городах. Одновременно с изъятием входящей ныне в «список запрещённой литературы» книги «Тайны управления человечеством» изымались книги «КОБ Мёртвая вода» и другие книги ВП и Академии управления.

Данные акции проведены в рамках уголовного дела, которое, как показано ниже, возбуждено с грубыми нарушениями закона, что явственно свидетельствует о наличии «заказа» на КПЕ и сочетании усердия исполнителей с топорными методами работы.

Каким образом Следственному комитету удалось возбудить уголовное дело по факту распространения книги «КОБ Мёртвая вода», первое судебное заседание по процессу над которой состоялось только сегодня, 16.07.2013 г., — одному председателю Следственного комитета, вероятно, известно.

По крайней мере, судья Лефортовского суда Федюнина Светлана Васильевна была «несколько удивлена», когда ей сообщили о том, что в материалах уголовного дела книга уже фигурирует как «экстремистская», что свидетельствует либо о провидческом даре следователей, считавших из ноосферы информацию о том, какое судебное решение будет вынесено в итоге судебного процесса, либо о грубом попрании закона.

Кстати, уходя из штаба КПЕ, правоохранители оставили свою «чёрную метку» в виде рисунка лисы и колобка. Намёк более чем прозрачен, однако метод оповещения, да и сам рисунок, вызывает стойкую ассоциацию с «фирменным знаком» оставлявшимся жертвам банды «Чёрная кошка», о которой рассказано, в частности, в фильме «Место встречи изменить нельзя».

Только хочется обратить внимание авторов рисунка на тот факт, что борцы с преступностью Глеб Жеглов и Володя Шарапов находились по разные стороны баррикад с «художниками», считавшими себя превыше человеческих законов и малевавшими чёрную кошку гражданам «на страх и долгую память».

Мы неоднократно критиковали деятельность КПЕ в целом и руководства партии в частности за серьёзные искажения КОБ, за создание под этой вывеской, по сути, обычной толпо-элитарной структуры с заурядными оглашаемыми целями: прорваться к власти и «осчастливить всех сверху». Деятельность «за всё хорошее против всего плохого» без серьёзной каждодневной работы по повышению своего уровня понимания и искоренению своих личных психологических демонов является имитационной по отношению к КОБ и провокационной по отношению к толпе благонамеренных последователей.

Многолетняя работа (с 2003 года!) по «набору численности», попыткам регистрации партии для последующего «участия в выборах в Госдуму», с нашей точки зрения, является бесплодным «сизифовым трудом», в который сотни и тысячи послушно-благонамеренных, но концептуально безвластных последователей по всей стране втянуло руководство КПЕ. Нам достоверно неизвестно, делало ли это руководство по корыстному умыслу, либо по недопониманию, но их последователи не вправе пенять на кого бы то ни было, включая председателя и всё руководство партии. Информация КОБ уже более двух десятков лет доступна всякому, кто захочет её получить, а в своей интеллектуальной лени и концептуальном безвластии каждый, кто имел возможность получив материалы КОБ, провести работу над своей психикой и мерой понимания, виноват только сам.

Попытки «оседлать» первый, мировоззренческий приоритет через третий, идеологический, путём «создания, регистрации и продвижения партии», красноречиво говорят об уровне освоения КОБ массовкой из КПЕ, которая за годы существования в подавляющем большинстве так и не продвинулась в своём миропонимании дальше «курса лекций Петрова» и провозглашения ныне запрещённых «Тайн управления человечеством» «книгой тысячелетия».

Такая позиция по отношению к партии КПЕ, однако, не мешает нам проводить совместные мероприятия с членами КПЕ по пропаганде трезвого здорового образа жизни, патриотического воспитания, распространения информации и мировоззрения КОБ, не мешает доброжелательному общению на личном уровне. На проводимых нами Слётах всегда присутствуют члены КПЕ, принимающие участие в их работе наравне со всеми остальными.

И критика методов деятельности КПЕ не мешает нам видеть творимое в отношении них беззаконие, которое из-за ретивости исполнителей перехлестнуло через всякие разумные границы.

Штаб КПЕ после «посещения» правоохранителей:

погром 1   погром 2   погром 3   погром 4  

На кухне в сахарнице пропагандистам трезвого здорового образа жизни, видимо на память, оставлены подарки:

сахарница

 

МВ

[1] Мотивируя отказ в ходатайстве о привлечении общественного объединения РОД МОС КОБ к процессу в заседании 16.07.2013 г., прокурор заявила: «У вас в Уставе написано, что теоретической платформой РОД МОС КОБ является Концепция Общественной Безопасности, а здесь идёт процесс над книгой «Мёртвая вода», поэтому ваши права здесь не затрагиваются!», после чего стало понятно, что представитель обвинения, доказывающая экстремистскую сущность этой книги, за её обложку даже не заглядывала, да и обложку-то изучила невнимательно. Для неё стало откровением, что полное название книги звучит как «Концепция Общественной Безопасности "Мёртвая вода". От социологии к жизнеречению». Впрочем, даже демонстрация суду обложки книги с полным названием никак не повлияла на итог заседания — все ходатайства о привлечении к процессу (около 30 штук) были отклонены оптом. Права общественного Объединения Сторонников КОНЦЕПЦИИ ОБЩЕСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ, как постановил суд, никак не затрагиваются процессом над книгой «Концепция Общественной Безопасности...» Удивительное рядом...

Представители стороны, обозначенной в карточке дела как «ответчик» — НОУ «Академия глобального и регионального управления» — на суд не явились, и, судя по всему, из дела самоустранились, хотя, будучи стороной процесса, имеют право назначить любое количество представителей, что избавило бы всех их (бывших?) соратников от мытарств, связанных с попытками войти в процесс. Таким образом, из процесса в суде первой инстанции выведены все, кто мог бы хоть что-либо возразить на «экстремистскую версию». Право участия в процессе оставлено, практически, за прокурором и судьёй, которые и будут, вероятно, вдвоём устанавливать объективную истину.

Мы просим единомышленников и всех, кто посчитает это важным, как можно шире распространить эту информацию — перепосты приветствуются.

Нижеследующий текст также может использовать любой желающий для составления писем во все инстанции:

в Следственный комитет — руководству и в их службу собственной безопасности;в Генпрокуратуру; - в Московскую коллегию адвокатов;в квалификационную коллегию судей , совет судей, мосгорсуд; — в Общественную палату; - в администрацию Президента (гарант Конституции), ему можно добавить, что своим действиями такие «правоохранительные органы» способны вопрос о Концепции развития России перевести из плоскости научной и общественно-политической дискуссии в плоскость национально-освободительной борьбы с неправедной властью; — в администрацию Медведева, поскольку он призывал неоднократно искоренить правовой нигилизм; - в ФСБ в центральный аппарат, упирая на то, что своими противоправными действиями представители Следственного комитета и прокуратуры генерируют протестные настроения в обществе и подрывают национальную безопасность; - в юридические издания; - не вредно в газеты типа Известия, Комсомольская правда, Московский комсомолец и т.п.

 

версия нижеследующего текста с поправками от 17.07.2013

---------------------

Об уголовном деле № 812036 Управления по расследованию особо тяжких дел Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации, одной из целей которого является признание книги «Мёртвая вода» экстремистским материалом

По состоянию на 15.07.2013 г. книга «Мёртвая вода» не входит в «Федеральный список экстремистских материалов», публикация которого возложена на Министерства юстиции РФ и который представлен на официальном сайте Минюста РФ: http://minjust.ru/extremist-materials.

Вследствие этого обстоятельства следователь по особо важным делам Кузьмина О.И. совершает преступление против правосудия, предусмотренное статьёй 306 УК РФ «Заведомо ложный донос о совершении преступления»[1], поскольку её ходатайство, поданное в Пресненский районный суд г. Москвы, о проведении обысков уведомляет суд о совершении преступления (распространение книги «Мёртвая вода»), которого реально не было, чем вводит суд в заблуждение о существе уголовного дела и обвинений, в нём выдвигаемых.

Кроме того это ходатайство создаёт предпосылки к совершению в последующем ещё одного преступления против правосудия, предусмотренного ст. 299, часть 2 УК РФ «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности»[2].

При этом действия следователя Морозовой О.И. в связи распространением книги «Мёртвая вода», грубо попирают Конституцию РФ  (см. на сайте: http://constitution.kremlin.ru/): ст. 54.2. «Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон». И кроме того (на будущее) ст. 54.1 Конституции РФ: «Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет».

Соответственно Пресненский районный суд г. Москвы, в лице судьи Долгополова Д.В. при участии помощника Пресненского межрайонного прокурора г. Москвы Поповой А.В., давая санкцию на обыски в связи с распространением книги «Мёртвая вода» и характеризуя эту деятельность как преступную, также совершает преступление против правосудия, предусмотренное ст.  305 УК РФ «Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта»[3].

То обстоятельство, что суд не заглянул в «Федеральный перечень экстремистских материалов», чтобы убедиться в законности требований, выдвигаемых в ходатайстве следователем, юридически квалифицируется как преступная халатность — ст. 293, часть 1 УК РФ: «Халатность, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе»[4]. За неё несут ответственность судья Долгополов Д.В. и помощник прокурора Попова О.В.

Наряду с этим в Постановление Пресненского суда, по всей видимости, из ходатайства следователя перекочевал и неоднократно встречается термин «умысел» на совершение преступлений, предусмотренных ст. 282 УК РФ. Поскольку в силу изложенного выше преступления не было, то «умысел» на совершение преступления не доказан судом, что также является выражением преступной халатности судьи (ст. 293 УК РФ), повлекшей вынесения заведомо неправосудного судебного решения (ст. 305 УК РФ).

На основании текста Постановления суда о проведении обысков можно усмотреть преступную халатность (ст. 293 УК РФ) и в действиях следователя Кузьминой О.И. В тексте Постановления суда авторство в написании книги «Мёртвая вода» приписывается К.П. Петрову. Это даёт основания полагать, что следователь Кузьмина О.И. «Мёртвой воды» либо не видела, либо её не читала. Если бы она её открыла, то из первой же страницы предисловия узнала бы, что «Мёртвая вода» изначально — экспертиза научно-технического отчёта по научно-исследовательской работе  «Разработка концепции стратегической стабильности и динамики развития сценариев возможного взаимодействия при условии сохранения паритета перспективных стратегий мировых держав на период до 2005 года», выполненной в Институте США и Канады АН СССР в 1990 г. Экспертиза проводилась в первой половине 1991 г. на факультете прикладной математики — процессов управления Ленинградского государственного университета под руководством член-корреспондента АН СССР В.И. Зубова. К.П. Петров в это время проходил службу в военно-космических войсках СССР и не имел никакого отношения к факультету прикладной ни тогда, ни позднее.

Кроме того книга «Мёртвая вода» уже рассматривалась на предмет наличия в ней экстремизма в судебном порядке в Усть-Коксе в 2009 году. Тогда Усть-Коксинский районный суд республики Алтай не нашёл в ней экстремизма, о чём есть соответствующее судебное решение. Из текста Постановления Пресненского суда на разрешение проведения обысков в связи с распространением «Мёртвой воды» можно понять, что следователь представил в суд и некие экспертные заключения в отношении «Мёртвой воды»[5]. Это обстоятельство в совокупности с отмеченной ранее халатностью следователя и другими правонарушениями, даёт основания заподозрить, что ведение уголовного дела № 812036 осуществляется преступным сообществом, что является составом преступления, предусмотренного статьёй 210 УК РФ «Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)»[6]. И экспертные заключения, на основе которых Пресненский суд выдал постановления на проведение обысков — заведомо ложные экспертные заключения, что является составом преступления, предусмотренного ст. 307 УК РФ: «Заведомо ложные показание свидетеля, потерпевшего либо заключение или показание эксперта, показание специалиста, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо при производстве предварительного расследования» (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ) часть 2. «Те же деяния, соединенные с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления»[7].

В связи с тем, что «Мёртвая вода» изначально отчёт по научно-исследовательской работе, возникает сомнение в профессионализме следователя, поскольку привлечённые им эксперты — профессиональные филологи — в работе, посвященной широкому кругу вопросов, а не только лингвистике, не могут судить в ней ни о чём, кроме орфографических ошибок и литературного стиля: они профессионально несостоятельны и некомпетентны в вопросах общей биологии, биологии биоценозов, социологии, сопоставительного религиоведения,  политологии, экономики, теории алгоритмов, теории управления и её приложений к решению разного рода задач и взаимосвязей всех этих научных дисциплин друг с другом.

Решение Усть-Коксинского районного суда республики Алтай никто не обжаловал в установленные законом сроки, и приговор вступил в законную силу. Поэтому в соответствии со ст. 90 УПК РФ «Преюдиция»[8] вообще нет оснований для возбуждения уголовного дела № 812036 во всех его аспектах, затрагивающих распространение книги «Мёртвая вода».

Изъятие в ходе обысков книг, не внесённых в Федеральный список экстремистских материалов, — незаконное присвоение чужого имущества (ст. 182, пункты 12, 13) — грабёж, совершенный группой лиц (ст. 161, часть 3, пункт «а» УК РФ[9]) или разбой (ст. 162, часть 4 УК РФ[10]) — в зависимости от обстоятельств.

Изъятие компьютеров может быть мотивировано необходимостью проведения следственных действий при сборе доказательной базы, однако при условии, что постановление на проведение обыска и изъятие тех или иных объектов — законно, чего нет в данном случае. Вследствие этого обстоятельства это тоже грабёж или разбой в зависимости от обстоятельств, которому возможно сопутствует уничтожение и порча чужого имущества (ст. 167 УК РФ).

Особенно издевательски выглядит последняя фраза Постановления: «Постановление может быть обжаловано в Московский городской суд в течение десяти суток со дня вынесения». — Спрашивается: Как оно могло быть обжаловано, если о его вынесении не уведомили тех, у кого проводился обыск? Кроме того, обыски были проведены до истечения срока обжалования.

Что касается проведения обыска в помещениях КПЕ, если сообщаемое о нём соответствует действительности, то следует учитывать следующие обстоятельства.

Ст. 182, часть 6 УПК РФ гласит: «При производстве обыска могут вскрываться любые помещения, если владелец отказывается добровольно их открыть. При этом не должно допускаться не вызываемое необходимостью повреждение имущества».

лиса и колобокК числу нарушений этого положения относится рисунок, оставленный в штабе КПЕ в Москве, а также все поломки мебели и техники, если они имели место. Это порча чужого имущества, ст. 167 часть 2: «Умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества (…), совершенные из хулиганских побуждений»[11].

Сигаретный пепел, обнаруженный в сахарнице, означает, что проводившие обыск предприняли умышленные действия, направленные на унижение человеческого достоинства тех, кто пользуется этой сахарницей. Это грубое нарушение Конституции РФ[12], а также ст. 9 «Уважение чести и достоинства» УПК РФ и представляет собой состав преступления, предусмотренного статьёй 130 УК РФ, часть 1 «Оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме»[13].

Изъятие денежных средств у дежурного по штабу, если это не было зафиксировано в протоколе обыска (ст. 182, пункты 12, 13 УПК РФ) — грабёж, совершенный группой лиц (ст. 161, часть 3, пункт «а» УК РФ) или разбой (ст. 162, часть 4 УК РФ) — в зависимости от обстоятельств. Изъятие денежных средств из сейфа, если это не было зафиксировано в протоколе обыска, то же самое. Кроме того, к распространению книги «Мёртвая вода» наличие денежных средств у дежурного и в сейфе не имеет никакого отношения.  

[1] 1. Заведомо ложный донос о совершении преступления -

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

http://www.consultant.ru/popular/ukrf/10_42.html © КонсультантПлюс, 1992-2013

[2] 1. Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности -

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

2. То же деяние, соединенное с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, -

наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет.

http://www.consultant.ru/popular/ukrf/10_42.html © КонсультантПлюс, 1992-2013

[3] 1. Вынесение судьей (судьями) заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта -

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на срок до четырех лет. (в ред. Федеральных законов от 08.12.2003 N 162-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

http://www.consultant.ru/popular/ukrf/10_42.html © КонсультантПлюс, 1992-2013

[4]  «… если это повлекло причинение крупного ущерба или существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, -

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев».

[5] В тексте Постановления есть оборот речи «“Мёртвая вода”, в тексте которой использованы специальные языковые средства для целенаправленной передачи оскорбительных и унизительных характеристик, отрицательных эмоциональных оценок, негативных установок и побуждений к действиям в отношении лиц еврейской национальности».

[6] Часть 1.  Создание преступного сообщества (преступной организации) в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений либо руководство таким сообществом (организацией) или входящими в него (нее) структурными подразделениями, а также координация преступных действий, создание устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами, разработка планов и создание условий для совершения преступлений такими группами или раздел сфер преступного влияния и преступных доходов между ними, совершенные лицом с использованием своего влияния на участников организованных групп, а равно участие в собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп в целях совершения хотя бы одного из указанных преступлений - наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет.

[7] Наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

[8] Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом, такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

[9] Грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, (…)

3. Грабеж, совершенный:

а) организованной группой; (…)

- наказывается лишением свободы на срок от шести до двенадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

[10] 1. Разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, - (…) Разбой, совершенный:

а) организованной группой; (…)

- наказывается лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

[11] Наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

[12] Статья 21.

1. Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления.

2. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам.

[13] наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до ста двадцати часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

 

Скачать текст в формате *.doc (версия с изменениями от 17.07.2013)

Скачать текст в формате *.pdf (версия с изменениями от 17.07.2013)

 

Обсудить материал можно здесь...

Следите за новостями
Обсуждайте идеи