Лебединая песнь Украины

О том, как гимн определяет судьбу страны: почему Украина в качестве гимна выбрала столь пессимистичную песню?
...или «Маємо те, що співаємо» (что поём, то и имеем) Ще не вмерла України і слава, і воля, Ще нам, браття молодії, усміхнеться доля. Згинуть наші вороженьки, як роса на сонці. Запануєм i ми, браття, у своїй сторонці. Душу й тіло ми положим за нашу свободу, І покажем, що ми, браття, козацького роду. Станем, браття, в бій кривавий, від Сяну до Дону, В ріднім краю панувати не дамо нікому, Чорне море ще всміхнеться, дід-Дніпро зрадіє, Ще у нашій Україні — доленька наспіє. Душу, тіло ми положим за нашу свободу, І покажем, що ми, браття, козацького роду. А завзяття, праця щира свого ще докаже, Ще ся волі в Україні піснь гучна розляже, За Карпати відіб'ється, згомонить степами, України слава стане поміж народами. Душу й тіло ми положим за нашу свободу І покажем, що ми, браття, козацького роду. (Павло Чубинський, Михайло Вербицький) Ещё не умерла Украины и слава, и воля, Ещё нам, братья молодые, улыбнётся судьба. Исчезнут наши враги, как роса на солнце. Будем господствовать и мы, братья, в своём краю. Душу и тело мы положим за нашу свободу, И покажем, что мы, братья, казацкого рода. Станем, братья, в бой кровавый от Сана до Дона, В родном крае господствовать не дадим никому. Чёрное море ещё улыбнётся, дед-Днепр обрадуется, Ещё в нашей Украине — судьбинушка поспеет. Душу и тело мы положим за нашу свободу, И покажем, что мы, братья, казацкого рода. А рвение, труд искренний — своё ещё докажут, Ещё воле на Украине песнь громкая разнесётся, За Карпаты пойдёт эхом, зашумит степями, Украины слава встанет среди народов. Душу и тело мы положим за нашу свободу И покажем, что мы, братья, казацкого рода.

Как речь человека может многое поведать о его личности, так и гимн государства способен рассказать о стране самое сокровенное. Наш гимн «Ще не вмерла…» («Ещё не умерла...»), без сомнения, поэтичен, эпичен, драматичен, но конструктивизма, как известно, в нем мало.

«Ще не вмерла…»  («Ещё не умерла...») — депутаты Верховной Рады 4 созыва знали, что делали, сделав текст об истерзанной, болящей Украине одним из главных символов государственной сущности. Приняв в 2003 году в качестве государственного гимна сокращенную версию национального гимна на слова Павла Чубинского, они совершили провидческий акт. Долгие годы Украина находится в этом пограничном состоянии между жизнью и смертью, надеясь, что когда-нибудь, если будет достаточно долго надеяться и «не умирать», ей-таки «усміхнется доля» (усмехнётся судьба).

О гимне и плохом танцоре

Читаем «провидческий» гимн дальше. «Згинуть нашi вороженькi, як роса на сонцi, запануєм i ми, браття, у своїй сторонцi» («Сгинут наши враги как роса на солнце, будем и мы господствовать в своей стороне»). Первый вопрос, который напрашивается после этих строк — когда? Когда же это будет? Когда мы, наконец, станем панами (господами) на своей земле? Гимн ответа не дает, отсылая в неведомое будущее. Может, когда «вороженькі сгинуть» («враги сгинут»)? То есть, надо понимать, нам опять кто-то мешает расправить плечи, развернуться в полную силу, утвердить свою «славу і волю». Знаете поговорку про плохого танцора? Так это как раз про Украину! Все время между нами и нашим счастьем стоят какие-то призрачные коварные «вороженькі». Кусок изо рта вырывают, не дают строить государственность. Ждут, пока мы умрем. А мы все не умираем.

Есть одна известная восточная пословица – если достаточно долго сидеть на берегу реки, можно увидеть, как однажды по ней проплывет труп твоего врага. Вот судя по гимну, Украина делает то же самое, только не сидит, а лежит, истекая кровью. И вот еще, что странно и прискорбно: почему мы настолько пессимистичны? Почему мы поем о врагах и кровавых боях «від Сяну до Дону»*, а не о друзьях и красоте своей мирной (!) плодородной земли, как это делают другие государства в своих главных песнях? Откуда в нас вся эта ненависть и нетерпимость? И почему именно ее мы возводим в ранг национального достояния? По каким судьбоносным причинам мерилом украинского патриотизма является ненависть к врагам Украины, а не, собственно, любовь к родной стране?

Ода достойной смерти?

Если рассматривать те строфы, которые не вошли в государственный гимн, но, тем не менее, присутствуют в гимне национальном, станет понятно, насколько наша страна была склонна к иллюзиям. А в национальном гимне есть такие злободневные для сегодняшней Украины строчки: «Станем, браття, в бiй кривавий вiд Сяну до Дону, в рiднiм краю панувати не дамо нiкому» («Станем, братья, в бой кровавый от Сана до Дона, В родном крае господствовать не дадим никому»)*. Такая география раздора — это скрытый намек на внешних врагов? Или просто утверждение нерушимости государственных границ? Причем, границ весьма раздвинутых в сторону Польши и России. Впрочем, это всего лишь фантазии. Теперь уже очевидно, что Украина и своих-то границ уберечь не смогла. В нашей стране «панують» все, кому не лень, кроме тех, кто ее населяет. Крым отдали без боя**. Как пришел, так и ушел, дареный конь. «Чорне море ще всмiхнеться» («Чёрное море ещё усмехнётся»). Так и есть. Только уже не нам, панове!

«А завзяття, праця щира свого ще покаже» («А рвение, труд искренний — своё ещё докажут»). Одна строка – ключ к феноменальной украинской живучести. Возможно, только благодаря тем истинным патриотам, которые не горло дерут за свободу, а пашут, как запряженные волы, на благо «неньки» (мамочки), она «ще не вмерла».

По сути государственный гимн должен объединять, вдохновлять народ, внушать надежду, а что мы имеем? Гимн пустых ожиданий и неопределенных возможностей, увековеченный образ умирающей родины, которую некому поднимать из руин, потому что все настоящие патриоты должны бдеть на поле брани. В основе всего – идеи противостояния и выживания с нотками злорадного торжества — дескать, мы сейчас не на коне, но настанет и наш звездный час. Словом, не дождетесь…

«України слава стане помiж народами» («Украины слава встанет среди народов»). Тут не прибавить, не отнять. То, что наша страна прославилась на весь мир — это факт неоспоримый. Быть может, о ней даже сложат легенды. Только едва ли со счастливым концом. Потому как даже в украинском гимне последние строчки (припев) весьма трагического содержания. «Душу, тiло ми положим за нашу свободу, і покажем, що ми, браття, козацького роду» («Душу и тело мы положим за нашу свободу, И покажем, что мы, братья, казацкого рода»). Показать-то мы покажем, а дальше что? Будет ли жертва оправданной? Оживет ли страна, станет ли свободной? Ничего неясно. Государственный гимн, начинающийся судьбоносной фразой «ще не вмерла» («ещё не умерла»), заканчивается не менее выдающимся образом – достойной смертью.

Единственное утешение: принимая Закон «О Государственном Гимне Украины», первую строфу слегка подправили, и она стала звучать чуть менее пессимистично: «Ще не вмерла України ні слава, ні воля»***. Разница, конечно, есть. Но когда начинает звучать главная государственная песнь, в голову почему-то настойчиво лезет прежний вариант.

«Священная корова»

Не секрет, что «демотивирующий» гимн Украины неоднократно хотели переписать. Предлагалось множество вариантов. Вот и в начале бурного 2014-го днепропетровский священник внес свою лепту в благое дело, написав новую текстовку. Свою идею «перепеть» государственный гимн духовное лицо объяснило тем, что в истории страны наступила эпоха созидания, а потому исполнять скорбное и заунывное «Ще не вмерла…» — неактуально, неконструктивно, и вообще нехорошо по всем канонам.

В Верховной Раде и СМИ вопрос «перезагрузки» гимна поднимался на протяжении практически всего периода независимости. К примеру, в 2000 году даже был объявлен открытый конкурс на лучший текст для украинского гимна. Но тогда Рада так и не смогла выбрать достойный вариант из великого многообразия писем и предложений, и вернулась к исходникам. Вплоть до марта 2003 года государственный гимн Украины исполнялся вообще без слов. Когда появились слова, сразу же вокруг них зашумели дискуссии.

То, что содержание государственного гимна имеет судьбоносное, сакральное значение, подмечали и политики. Так, в 2010 году тогда еще министр МЧС Нестор Шуфрич, выступая на одном из центральных телеканалов, предложил поменять первую строку гимна «Ще не вмерла...» на более оптимистичную и жизнеутверждающую. «Мне кажется, тогда все изменится. Я, конечно, не верю в символизм, но что-то в этом есть. Давайте будем жить, а не переживать за то, что мы еще не умерли», — цитирует пресса экс-министра.  

Помнится, по следам этого заявления в 2011 году на рассмотрение парламента был внесен законопроект об изменении первых слов гимна. Автор законопроекта, экс-бютовец Дмитрий Ветвицкий, предлагал исправить «похоронное» начало на своеобразную молитву. Дескать, «Слава Богу в Україні є правда і воля. І вже нам браття-українці посміхнулась доля». Чтобы возродить государство, национальный гимн должен начинаться со слов о Боге, а не о смерти, — отмечал тогда парламентарий, ссылаясь на опыт британцев, сербов, эстонцев и прочих продвинутых европейцев. Не сложилось. А помолиться стоило бы. Всей страной…

О чем поют другие страны?

Для сравнения давайте полюбопытствуем, о чем молятся и поют в своих гимнах другие страны. Многострадальные и сильные духом японцы желают своему царству многолетия и несокрушимости. «Живи долго, Испания», — поют гордые тореадоры. Народ ЮАР просит бога благословить Африку, защитить и объединить ее народ, «вмешаться и окончить все ссоры». Гимн США – ода американскому флагу, торжеству над врагом и свободе. Помимо пафоса, содержит очень мощный спусковой крючок, призыв к действию. В плане побуждающей силы гимна с американцами могут соперничать разве что китайцы. «Вставай, кто не желает стать рабом! Из своей плоти Великую стену возведем!». Вот сразу понятно, что с этой страной шутки плохи. «Нас миллионы, но сердцем мы едины». Молодцы китайцы, убедили.

Слова молитвы за родную землю и ее народ содержат главные песни многих государств – Швейцарии, Сербии, Венгрии, Латвии, Исландии. Весьма воинственен и старомоден гимн Франции, но и он начинается воззванием к силе и отваге — «вперед, сыны родного края»!

Наши ближайшие соседи в рейтинге гимнов нас тоже, на мой взгляд, обошли (здесь оценивается только текст). Гимн Эстонии очень патриотичный, наполнен светлой любовью и благодарностью к родине, которая «дала жизнь и взрастила». Здесь ассоциативно идет отождествление с матерью. Разве мы пожелаем матери плохого? Гимны Латвии и Литвы – очень емкие и жизнеутверждающие. Ничего лишнего, никаких старых обид и оглядок на былое, только созидание и оптимистичный взгляд в будущее.

Чехи славят свою прекрасную землю, которой ничто не угрожает, ведь это «богом любимый край». А вот гимн Словакии, признаться, удивил. «Словакия наша до сих пор крепко спала, но громовые молнии будят её, чтобы очнулась», — сообщается там. Подобное упоминание о сне и дурмане обнаруживается в гимнах Румынии и Молдавии. И все же сон, не смерть… К тому же, в отличие от украинцев, народ Румынии раскачиваться не собирается. Их гимн – требование немедленных перемен от «проснувшихся»! «Теперь или никогда создай судьбу другую»!      

Узбеки и киргизы сочинили очень светлые, солнечные гимны, вложив в них, пожалуй, самые яркие, радостные слова своих языков. Полны надежд и гордости за свою державу гимны Туркмении и Казахстана. Они утверждают страну и народ настолько мощно, что, вникнув в суть, хочется стать туркменом или казахом. Белоруссия — одна из немногих стран, которая воспевает «дружбу народов, силу народов». При этом «народов братский союз» ничуть не мешает славе и процветанию родной Белоруссии.

«Моя икона — это моя родина», — поют сладкоголосые грузины. Вот у кого нужно поучиться. Они не то что молятся на свою страну, они не имеют обыкновения говорить за столом о политике. Их застолье – особый ритуал пожелания добра, тосты – своеобразные молитвы. Вкушая радостный хлеб, этот народ делает себя богаче, а значит, и его страна никогда не оскудеет.

«Невмируща» на лопатках

Поразительно, но только два гимна в мире начинаются со слов: «Ще не вмерла» — украинский и польский. (Первая строка польского гимна – «Jeszcze Polska nie zginęła» — «Еще Польша не погибла, пока мы живем»). И судя по историческим свидетельствам, это не случайность. Как вы думаете, кто кого перепел? Сегодня считается, что стихотворение, написанное Павло Чубинским в 1862 году, стало своеобразным «ремейком» польского «марша Домбровского». Что говорить, в Украине всегда было странное представление о национальной самобытности, гимнах и патриотизме.

И вот день сегодняшний. Украина, несвободная страна, раздираемая внешними шакалами и внутренними стервятниками, на пороге новой Великой Эпохи Выживания. Она зависима, как никогда. Потому что из-за «их» политики не стало нашей хрупкой стабильности. Экономика на грани краха. Тысячи украинцев уже лишились рабочих мест. Цены растут, доходы падают. И уже ни для кого не секрет, что все попытки «подняться с колен», окончательно уложили страну на лопатки. А знаете, что в такой ситуации делают с лежачими?

Статья украинского автора, присланная в редакцию, публикуется «как есть». Мнение редакции сайта может не во всём совпадать с мнением автора, некоторые комментарии приведены ниже. По поднятой теме редакция сайта рекомендует также ознакомиться с запиской ВП СССР О текущем моменте №1(112), 2014г. «Ихр кампф» против человечности». 

Примечания редакции сайта:

* "Станем, браття, в бій кривавий, від Сяну до Дону" — существенным моментом является тот факт, что если река Сян (Сан), впадающая в Вислу между Краковом и Варшавой, хоть каким-то краем задевает территорию Украины, то река Дон никогда территории государства Украина не касалась никаким боком. Важно также понять смысл употребления в гимне слова «пануваты». «Господствовать» в смысле «самостоятельно вести хозяйство», «быть старшим в своём хозяйстве» передаётся украинским словом «господарювати». «Пануваты» же, — это «господствовать» в смысле «повелевать холопами». Желание «панувать» на территории «до Дону», закреплённое в государственном гимне, является, по умолчанию, претензией на захват российских земель и порабощение её населения (Ростовская, часть Волгоградской, Воронежская, Белгородская, Курская и часть Липецкой областей), зовёт Украину не к миру и благоденствию, а «в бой кровавый», чего истинные управленцы этого государства успешно и добились.

«Случайностей» в таких вещах, как государственный гимн, не бывает.

Шизофреническая сущность противоположно направленных побуждений гимна проявлена также в призывах: «Запануєм i ми, браття, у своїй сторонці», и через три строки: «В ріднім краю панувати не дамо нікому».

Так всё же «никому», или же «запануєм i ми?» (предлог «и» указывает на то, что исполнители гимна собираются либо повторять подвиги тех, кто господствовал до них, либо же на то, что это «господство» предполагается осуществлять совместно с кем-либо ещё (привет госдепу?).

** По мнению редакции сайта, неправомерным является отношение к Крыму как к вещи, отнятой, подаренной, или потерянной. Крым — это, прежде всего, 2 миллиона ЧЕЛОВЕК его жителей, которые в условиях правового вакуума на Украине, вызванного попранием Конституции, вооружённым захватом власти, разгоном Конституционного суда, надвигающейся гражданской войной, на референдуме 16 марта 2014 года при явке 83,1% большинством голосов в 96,77% высказались за возвращение в состав Российской Федерации.

*** Текст гимна Украины является произвольно переделанным текстом настоящего стихотворения П. Чубинского, в котором, в частности, первая строка звучит именно как «Ще не вмерла Україна і слава, і воля». Настоящий текст стихотворения  П. Чубинского (приводится по первой публикации во львовском журнале  «Мета», 1863, № 4, с.271–272):

Ще не вмерла Україна, И слава, и воля! Ще намъ, браття-молодці, Усміхнеться доля! Згинуть наші вороги, Якъ роса на сонці; Запануємъ, браття й ми У своїй сторонці. Душу, тіло ми положимъ За свою свободу И покажемъ, що ми браття Козацького роду. Гей-гей, браття миле, Нумо братися за діло! Гей-гей пора встати, Пора волю добувати! Наливайко, Залізнякъ И Тарас Трясило Кличуть насъ изъ-за могилъ На святеє діло. Изгадаймо славну смерть Лицарства-козацтва, Щобъ не втратить марне намъ Своєго юнацтва. Душу, тіло ми пложимъ За свою свободу И покажемъ, що ми браття Козацького роду. Гей-гей, браття миле, Нумо братися за діло! Гей-гей пора встати, Пора волю добувати! Ой Богдане, Богдане Славний нашъ гетьмане! На-що віддавъ Украіну Москалям поганимъ?! Щобъ вернути іі честь, Ляжемъ головами, Назовемся Украіни Вірними синами! Душу, тіло ми пложимъ За свою свободу И покажемъ, що ми браття Козацького роду. Гей-гей, браття миле, Нумо братися за діло! Гей-гей пора встати, Пора волю добувати! Наші браття Славяне Вже за зброю взялись; Не діжде ніхто, щобъ ми По-заду зістались. Поєднаймось разомъ всі, Братчики-Славяне: Нехай гинуть вороги, Най воля настане! Душу, тіло ми пложимъ За свою свободу И покажемъ, що ми браття Козацького роду. Гей-гей, браття миле, Нумо братися за діло! Гей-гей пора встати, Пора волю добувати!

И хотя строки про «москалей поганых»:

Ой Богдане, Богдане Славний нашъ гетьмане! На-що віддавъ Украіну Москалям поганимъ?!

Верховная Рада не решилась явно сделать государственным гимном, тем не менее все, кому надо прекрасно знают первоисточник и понимают (сознательно или бессознательно) основания выбора из всего многообразия украинского поэтического наследия именно этого стихотворения, несущего в себе «генеральную линию» творцов и апологетов украинской государственности — «Украина — это АНТИ-Россия!» (то есть не самоценность), и подготовка к «бою кровавому», что они и подтверждают всей своей деятельностью.

итог переписиДля понимания мировоззренческих основ людей начала века смотри, например, итоги переписи 1897 г., где основой классификации было вероисповедание, а «национальность» (этнографическое распределение) определялась в соответствии с языком общения. Иллюстрации того времени по итогам переписи показывают основу миропонимания современников: число великоросов + число малоросов + число белоросов составляло... ИТОГО РУССКИХ:... , притом, что славян-поляков, к примеру, выделяли в отдельную группу.

Если в начале века «украинскость как антирусскость» была уделом маргинализированной части воспитываемой западом интеллигенции, не имеющей не только поддержки, но и элементарного понимания в народе, то ныне проект по разделению и стравливанию единого русского народа дал пышные всходы.

Примечательно, что если бы с начала века в сознание людей не было бы внедрено понятие «национальность» как фактор, определяемый по «зафиксированной в документах национальности родителей», а этнографическая принадлежность определялась бы, как и ранее, по языку повседневного общения, то даже сегодняшнюю Украину, за 23 года «нэзалэжности» подвергнутую безпрецедентной социальной обработке и украинизации, следует признать государством с преобладающим русским населением, поскольку:

 1. Компания Research & Branding Group провела опрос, результаты которого показали, что русским языком в той или иной степени владеют около 92 % жителей Украины, тогда как украинским — 86 %. Более того, выяснилось, что 68 % опрошенных свободно владеют русским языком, а респондентов, на столь же высоком уровне владеющих украинским, оказалось лишь 57 %. 2. Институт Гэллапа (Gallup International Association) — пожалуй, наиболее авторитетная организация в мире, занимающаяся изучением общественного мнения, — провел любопытное исследование. Его предметом стали не ответы на конкретные вопросы, а то, на каком языке люди предпочтут отвечать на двухчасовое интервью. Такая методика была выбрана с целью выяснить реальные языковые предпочтения украинцев — как известно, прямые вопросы не всегда позволяют это сделать. В результате оказалось, что 83 % опрошенных по всей Украине выбрали русский язык. 3. Компания Google опубликовала традиционный рейтинг запросов, наиболее популярных среди своих украинских пользователей. Практически все они на русском языке: есть несколько англоязычных, часть одинаково пишется и на русском, и на украинском, но среди ста топ-запросов украинских пользователей нет ни одного на украинском языке. При этом примечательно, что весь основной текст пресс-релиза, опубликованный в официальном блоге Google Україна, написан на украинском, и лишь слова и словосочетания-лидеры даны на русском.

Предлагаем читателям вспомнить, как Николай Гоголь, урождённый полтавчанин, описывал запорожского казака, «украинца — дальше некуда» Тараса Бульбу, имея в виду, что у современников писателя было полное понимание того, что украинцы-малоросы, это неотъемлемая часть великого русского народа, такая же, как великоросы псковичане или белоросы минчане, и возражать против этого никому из нормальных людей даже в голову тогда не приходило:

«Бульба был упрям страшно... Это было, точно, необыкновенное явленье русской силы: его вышибло из народной груди огниво бед. Не было ремесла, которого бы не знал казак: накурить вина, снарядить телегу, намолоть пороху, справить кузнецкую, слесарную работу и, в прибавку к тому, гулять напропалую, пить и бражничать, как только может один русский, — всё это было ему по плечу... Словом, русский характер получил здесь могучий, широкий размах, дюжую наружность».

Описание битвы и гибели запорожских казаков:

«Пошатнулся Шило и почуял, что рана была смертельна. Упал он, наложил руку на свою рану и сказал, обратившись к товарищам: "Прощайте, паныбратья, товарищи! Пусть же стоит на вечные времена православная Русская земля и будет ей вечная честь!" И зажмурил ослабшие свои очи, и вынеслась казацкая душа из сурового тела. А там уже выезжал Задорожний с своими, ломил ряды куренной Вертыхвист и выступал Балаган».     «Степан Гуска пустился ему навпереймы, с арканом в руке, всю пригнувши голову к лошадиной шее, и, улучивши время, с одного раза накинул аркан ему на шею. Весь побагровел полковник, ухватясь за веревку обеими руками и силясь разорвать ее, но уже дюжий размах вогнал ему в самый живот гибельную пику. Там и остался он, пригвожденный к земле. Но несдобровать и Гуске! Не успели оглянуться казаки, как уже увидели Степана Гуску, поднятого на четыре копья. Только и успел-сказать бедняк: "Пусть же пропадут все враги и ликует вечные веки Русская земля!" И там же испустил дух свой».

«А уж упал с воза Бовдюг. Прямо под самое сердце пришлась ему пуля, но собрал старый весь дух свой и сказал: "Не жаль расстаться с светом. Дай бог и всякому такой кончины! Пусть же славится до конца века Русская земля!" И понеслась к вышинам бовдюгова душа, рассказать давно отошедшим старцам, как умеют биться на Русской земле и, еще лучше того, как умеют умирать в ней за святую веру».

«Балабан, куренной атаман, скоро после него грянулся также на землю. Три смертельные раны достались ему: от копья, от пули и от тяжелого палаша... Поникнул он теперь головою, почуяв предсмертные муки, и тихо сказал: "Сдается мне, паны-браты, умираю хорошею смертью: семерых изрубил, девятерых копьем исколол. Истоптал конем вдоволь, а уж не припомню, скольких достал пулею. Пусть же цветет вечно Русская земля!.." И отлетела его душа».

«Уже обступили Кукубенка, уже семь человек только осталось изо всего Незамайковского куреня; уже и те отбиваются через силу; уже окровавилась на нем одежда. Сам Тарас, увидя беду его, поспешил на выручку. Но поздно подоспели казаки: уже успело ему углубиться под сердце копье, прежде чем были отогнаны обступившие его враги. Тихо склонился он на руки подхватившим его казакам, и хлынула ручьем молодая кровь... Повел Кукубенко вокруг себя очами и проговорил: "Благодарю бога, что довелось мне умереть при глазах ваших, товарищи! Пусть же после нас живут еще лучшие, чем мы, и красуется вечно любимая Христом Русская земля!" И вылетела молодая душа. Подняли ее ангелы под руки и понесли к небесам».

«Когда очнулся Тарас Бульба от удара и глянул на Днестр, уже казаки были на челнах и гребли веслами; пули сыпались на них сверху, но не доставали. И вспыхнули радостные очи у старого атамана. - Прощайте, товарищи! — кричал он им сверху. — Вспоминайте меня и будущей же весной прибывайте сюда вновь да хорошенько погуляйте! Что, взяли, чертовы ляхи? Думаете, есть что-нибудь на свете, чего бы побоялся казак? Постойте же, придет время, будет время, узнаете вы, что такое православная русская вера! Уже и теперь чуют дальние и близкие народы: подымается из Русской земли свой царь, и не будет в мире силы, которая бы не покорилась ему!.. А уже огонь подымался над костром, захватывал его ноги и разостлался пламенем по дереву... Да разве найдутся на свете такие огни, муки и такая сила, которая бы пересилила русскую силу!»

Обращение Тараса Бульбы к казакам.

«И когда все было сделано как нужно, сказал речь казакам, не для того, чтобы ободрить и освежить их, — знал, что и без того крепки они духом, — а просто самому хотелось высказать все, что было на сердце.

- Хочется мне вам сказать, панове, что такое есть наше товарищество. Вы слышали от отцов и дедов, в какой чести у всех была земля наша: и грекам дала знать себя, и с Царьграда брала червонцы, и города были пышные, и храмы, и князья, князья русского рода, свои князья, а не католические недоверки. Все взяли бусурманы, все пропало. Только остались мы, сирые, да, как вдовица после крепкого мужа, сирая, так же как и мы, земля наша!

Вот в какое время подали мы, товарищи, руку на братство! Вот на чем стоит наше товарищество! Нет уз святее товарищества!

Отец любит свое дитя, мать любит свое дитя, дитя любит отца и мать. Но это не то, братцы: любит и зверь свое дитя. Но породниться родством по душе, а не по крови, может один только человек. Бывали и в других землях товарищи, но таких, как в Русской земле, не было таких товарищей. Вам случалось не одному помногу пропадать на чужбине; видишь — и там люди! Так же божий человек, и разговоришься с ним, как с своим; а как дойдет до того, чтобы поведать сердечное слово, — видишь: нет, умные люди, да не те; такие же люди, да не те!

Нет, братцы, так любить, как русская душа, — любить не то чтобы умом или чем другим, а всем, чем дал бог, что ни есть в тебе, а... — сказал Тарас, и махнул рукой, и потряс седою головою, и усом моргнул, и сказал:

- Нет, так любить никто не может! Знаю, подло завелось теперь на земле нашей; думают только, чтобы при них были хлебные стоги, скирды да конные табуны их, да были бы целы в погребах запечатанные меды их. Перенимают черт знает какие бусурманские обычаи; гнушаются языком своим; свой с своим не хочет говорить; свой своего продает, как продают бездушную тварь на торговом рынке. Милость чужого короля, да и не короля, а паскудная милость польского магната, который желтым чеботом своим бьет их в морду, дороже для них всякого братства.

Но у последнего подлюки, каков он ни есть, хоть весь извалялся он в саже и в поклонничестве, есть и у того, братцы, крупица русского чувства. И проснется оно когда-нибудь, и ударится он, горемычный, об полы руками, схватит себя за голову, проклявши громко подлую жизнь свою, готовый муками искупить позорное дело.

Пусть же знают они все, что такое значит в Русской земле товарищество! Уж если на то пошло, чтобы умирать, — так никому ж из них не доведётся так умирать!.. Никому, никому!.. Не хватит у них на то мышиной натуры их!»

Следите за новостями
Обсуждайте идеи