Импорт инфляции в РФ

О порабощении рубля и российской экономики: обзор и анализ наиболее обсуждаемых экономических тем в российском сегменте интернета.

Доступно о порабощении рубля и Российской экономики.

Статья написана на основе анализа представлений пользователей российского сегмента Интернет об экономической реальности и касается некоторых наиболее обсуждаемых тем. 

inf

Ее цель — показать, как чужая, прежде всего штатовская, инфляция постоянно «закачивается» в РФ, как действуют российские экспортеры, ЦБ РФ и Минфин, спасая доллар и евро от инфляции, и как они этими своими действиями обрекают на инфляцию рубль, что приводит к обеднению наших граждан и усилению их эксплуатации. Сказанное не означает, что они делают это, сознательно преследуя цель навредить народу России. Субъективная цель экономических субъектов — получение и сохранение выгоды. Здесь анализируется, что из этого получается в целом. Проблема требует взвешенных и продуманных решений, на выработку которых должен влиять такой заинтересованный субъект, как народ РФ. Для этого он должен представлять реальность не фрагментарно, чему способствует шизофренизирующий дискурс СМИ, а целостно и адекватно. 

«Мировой финансовый кризис» — пожалуй, самая популярная тема как российских СМИ, так и Интернета. При этом почему-то практически не задается вопрос: почему штатовский кризис, подготовленный всей финансовой политикой ФРС и Минфина США на протяжении последних 50 лет, коренящийся в самой сути капиталистического производства, основанного на банковском кредите, действует на российскую экономику, на нас с вами?

Почему падает рубль, а не доллар и не евро, почему российские биржи упали сильнее всех в мире, гораздо больше штатовских, европейских и азиатских, почему нашим предприятиям не хватает денег на обслуживание кредитов, почему наших людей сокращают, оправляют в отпуск без содержания, задерживают зарплаты? Кризис штатовский, а мы-то с вами здесь при чем?

На эти вопросы приходится в основном слышать нечто вроде того, что наша экономика, дескать, встроена в мировую, отсюда и проблемы. Возникает, однако, недоумение: как именно она встроена, что чужие проблемы импортируются к нам, приводят к обеднению нашего населения — большему, чем в странах, являющихся источником мировых проблем? Это же надо еще умудриться так встроиться, чтобы все время испытывать похмелье на чужом пиру! Следующий вопрос: данные трудности возникли с началом острой фазы кризиса в США, или на самом деле они были и в так называемые «тучные годы», а может быть, они появились с самого начала существования ЦБ РФ, или даже раньше?

И что же с финансовым кризисом в США? Как насчет примерно сотни ТРИЛЛИОНОВ долларов прямых долгов и обязательств и примерно еще семи сотен ТРИЛЛИОНОВ деривативов? Разве аналитики, предрекавшие кризис штатовской финансовой системы, ошиблись? Где долларовая гиперинфляция?

Да здесь она, здесь. Ближе, чем можно подумать, в наших карманах!

Разберем сначала общую схему «очищения» доллара от инфляции, как она сложилась в 1970-е годы уже после отказа США от привязки доллара к золоту.

(см. пп. 4, 5, 6 схемы)

shema1

Страны и экспортируемые ими товары могут быть разными. Важно лишь следующее:

А) Экспортеры какой-либо страны продают свой товар на экспорт за доллары. Доллары поступают в национальную экономику данной страны. 

Б) Они выкупаются национальным ЦБ и/или собираются Минфином этой страны в качестве налогов. На доллары, полученные этими путями, ЦБ выпускает национальные деньги своей страны.  

В) Доллары, полученные ЦБ, используются для покупки разного рода штатовских обязательств, а не отдаются национальным банкам в кредит для последующего кредитования ими национальной экономики.

Вот, собственно, и все! Из долларозависимой страны ушли и товары, и доллары, зато на сократившуюся товарную массу были выпущены местные деньги, а в национальном ЦБ скопилось некоторое количество штатовских обязательств, никоим образом не помогающих развитию местной экономики. В США выросли долги, но покупательная способность доллара осталась на более высоком уровне, чем у других денег, циркулирующих только в пределах своих стран. Некий наш соотечественник нарисовал об этом весьма поучительную анимацию («Инфляционный насос, или тайна штатовского благополучия и нашей бедности» — щёлкните по картинке):

nasos

Теперь ФРС может давать новые кредиты, неоплатные долги будут расти, но инфляция будет перекачиваться в экономики долларозависимых стран описанным способом. 

Если же местный ЦБ даст доллары в кредит своей экономике на закупку средств производства, то доллары уйдут из этой страны. Соответственно, предложение, а значит, и инфляция доллара в глобальной экономике повысятся, и товарное наполнение местных денег повысится. Для долларовой системы это плохо, доллары должны возвращаться обратно в кредитные организации США и снова пускаться в путешествие по миру. Только так будет обеспечено на должном уровне их товарное наполнение. Продавать доллары за местные деньги ЦБ, конечно же, может, в границах данной страны это будет усиливать спрос на доллар.

Следствием такого положения дел является привлечение внешних ресурсов для кредитования экономики долларозависимой страны. Внешние кредиты, естественно, даются под то, что нужно на внешнем рынке, и таким образом возрастает «специализация» страны на том или ином виде экспорта.

Одинаков ли вред этой схемы для стран, специализирующихся на производстве продуктов конечного потребления, и на экспорте сырья? Т. е. одинаково ли вредна данная схема, скажем, для Китая, Японии и Юж. Кореи с одной стороны, и России и арабского мира с другой?

Очевидно, что страны, ориентированные на экспорт потребительских товаров, теряют от этой схемы меньше. Для того, чтобы выполнять свою функцию, они нуждаются в развитии производства, передаче им технологий, в развитии человеческого потенциала. 

Что касается сырьевых стран, то для них эта схема более вредна, стратегически их производство никто развивать не будет, разве что их собственное государство. Все это мы наблюдаем и в арабском мире, и в РФ. Отличие РФ от арабского мира в том, что РФ досталась от СССР конкурентноспособная на мировом рынке промышленность, в основном оборонная и энергетического машиностроения. 

Долларозависимую сырьевую страну трудно назвать иначе, чем инфляционным отстойником. Проходя сквозь нее, доллар «фильтруется», «очищается» от инфляции и возвращается в США. Роль «фильтра» и «насоса» для обратной перекачки выполняют Минфин и ЦБ долларозависимой страны. Что касается участи такой страны после того, как экспортируемое сырье закончится или станет невостребованным на внешних рынках, то она, естественно, печальна.

Почему кризис к нам приходит

«Кризис», согласно теории Н.Д. Кондратьева образца 1924 года — это дефляционная стадия длинной волны конъюнктуры. Общая задолженность экономики достигает таких размеров, что новые кредиты почти не выдаются, а если и выдаются, то под сумасшедшие проценты, типа 13%. 

Дефляционная фаза (штатовские аналитики кондратьевской волны называют ее «зима») характеризуется тем, что нужно выплачивать прежние кредиты и одновременно неоткуда получить новых. Результат — банкротства, удорожание денег (дефляция), поскольку на них большой спрос, удешевление товаров и услуг. 

Так это в классической теории (с развитием идей Н.Д. Кондратьева в современной российской науке можно ознакомиться на примере доклада С.Ю. Глазьева).

Так это было в США в 1929 году, и так произошло с зависимой от внешнего долларового кредита экономикой РФ в 2008. Таким образом, причина того, что на РФ влияет штатовский кризис — зависимость страны от внешнего долларового кредита. Это признается большинством экономических аналитиков. Распространенной формулировки «кризис перепроизводства», как представляется, следует избегать, поскольку она искажает суть явления. Не товаров много, а денег мало. Разница понятна, хотя если абстрактно рассматривать соотношение товарной и денежной масс, может показаться, что это одно и то же. 

Разумеется, нынешний рост бивалютной корзины определяется далеко не только этим, но и последовавшей за первоначальным укреплением доллара и евро истерией в СМИ и привычками населения, сформировавшимися в 1990-е годы. Третья причина, не менее важная, — спекулятивные операции банков, использующих для этой цели полученную ими господдержку. В общем, фундаментальная слабость местных денег, истерия СМИ, активность спекулянтов.

Попытки преодоления

Поскольку первым условием «закачки» инфляции в страну является экспорт за чужую валюту, представляется, что и важнейшим условием преодоления неоколониальной зависимости является экспорт за свои деньги. Идея экспорта за рубли имеет долгую историю, первые ее следы можно обнаружить еще в 1991 году. С 2006 года, когда она была высказана в послании СФ президентом Путиным, эта мысль стала весьма распространенной и популярной. Если наиболее ликвидный товар — энергоносители — будут поддерживать рубль, а не доллар, как сейчас, то национальная валюта будет иметь все основания для укрепления. Пока же все энергоносители РФ, продаваемые на экспорт, поддерживают доллар, рублю в принципе не грозит укрепление. Очевидно, что оно может достигаться лишь недофинансированием всего, что не ориентировано на экспорт, иметь временный характер и относиться, скорее всего, к одной из частей бивалютной корзины.

Казалось бы, долговременное ослабление доллара создает благоприятные предпосылки для переключения экспорта энергоносителей на рубль. Тем не менее, СПб нефтегазовая биржа, так и не начав торгов, в начале осени была закрыта, как сообщил канал «Вести»: на перестройку крыши, которая портила «открыточный вид» (!?!?) Санкт-Петербурга! И это при том, что и президент РФ и премьер-министр много раз высказывались в поддержку экспорта за рубли и превращения России в мощный и самостоятельный финансовый центр. Впрочем, никакого заметного негодования эти действия санкт-петербургских властей в отношении важнейшего для страны объекта не вызвали.

Геополитические потери для РФ от долларового экспорта углеводородов почему-то мало обсуждаются, и, похоже, не вполне осознаются. Однако они огромны. Единое экономическое пространство бывшего СССР и даже СЭВ можно было бы реинтегрировать гораздо легче и быстрее, если бы газ продавался за рубли. При этом экспорт стран этого пространства в гораздо большей степени оказался бы ориентированным на РФ. ЕС также смог бы приобрести большую независимость от США, если бы газ продавался, скажем, за рубли и за евро или даже только за евро.  В принципе, экспортер решает, в чем ему принимать оплату за свой товар. Почему же экспортеры сырья из РФ не хотят принимать оплату в рублях и склоняются к деньгам страны, настроенной к РФ весьма недружелюбно? Основной их мотив, как представляется, в том, что рубль не обеспечивает им сохранение их доходов. Действительно, если ставка рефинансирования ЦБ 13%, то очевидно, что цены поднимутся как минимум на те же 13 %, даже если все остальные экономические субъекты будут работать вообще без прибыли. Отсюда и желание экспортеров уйти в другие деньги, уклониться от налогооблажения через широко развитую сеть оффшоров и т. д. Отсюда же их желание повышать тарифы внутри страны. Т. е. главный вопрос к ЦБ РФ и устанавливаемой им ставке рефинансирования.

Второй компонент инфляционного отстойника — покупка ЦБ иностранных долговых обязательств.

Эта тема была представлена в общественном сознании, пожалуй, даже больше, чем тема экспорта за рубли. Представлена, правда, однобоко, а именно дискуссией о Стабфонде. В сущности Стабфонд — просто часть ЗВР ЦБ, и политика, проводимая монетарными властями РФ в отношении Стабфонда, есть та же самая политика, что проводится ими в отношении ЗВР ЦБ. На них покупаются иностранные долговые обязательства. В этом и состоит «борьба с инфляцией» (мировой) за счет ее «стерилизации» (в инфляционном отстойнике РФ). Из РФ уходят сначала товары, а затем и «живые» иностранные деньги, а остаются иностранные обязательства, никоим образом не способные увеличить в РФ товарную массу. Соответственно, товарное наполнение рубля оказывается меньшим, нежели у иностранных валют, и он оказывается менее популярным, от него стремятся избавиться. Создается порочный круг ослабления национальных денег. Чем ниже оценивают, тем быстрее стремятся продать, чем быстрее стремятся продать, тем ниже цена.  Именно покупка долговых обязательств иностранных государств сейчас оказывается наиболее сомнительным делом. Доходность по ним стремительно падает, так что валютные кредиты ЦБ субъектам отечественной экономики вполне оправданы даже из соображений чистой наживы.

«Крах долларовой системы» и ближайшее будущее.

При сохранении системы вывоза инфляции из США доллар может еще довольно долгое время выполнять функции мировой валюты. Действительно, для этого ему достаточно быть лишь более привлекательным, чем деньги инфляционных отстойников. Т. е. не важна сама по себе инфляция доллара, важно, что она меньше, чем у денег долларозависимых стран. Дефляционные фазы типа осени 2008 года могут (и с неизбежностью будут) наступать и дальше, но пока существует зависимость от иностранных долларовых кредитов, они будут лишь усиливать спрос на доллары и, парадоксальным образом, укреплять систему!

После того, как спрос на доллары увеличился (экспортеры решают что-то вроде: «бакс — это круто»), можно начинать любимую практику Гринспена-Бернанке: «разбрасывать баксы с вертолета». Долларозависимые страны все равно отдадут за них свои товары и абсорбируют долларовую инфляцию, отдав вслед за товарами и доллары, и оставив себе обесценившиеся местные деньги, а также обязательства ФРС выпустить еще долларов.

Касательно отношений ФРС с федеральным правительством США, следует иметь в виду, что ФРС более не ведет себя как система частных банков, каковой она является. Скорее, она ведет себя как национализированный Центробанк. Обычный банк должен был бы давно прекратить кредитование безнадежного должника, однако ФРС это не делает. Федеральное правительство, между тем, увеличивает свои долги фантастическими темпами, явно не собираясь их отдавать. Для сравнения: долги сектора домохозяйств в 2007 году составляли «всего лишь» один ВВП США, однако сектор стали банкротить, что было названо тогда «ипотечным кризисом». В то же самое время долги федерального правительства составляли четыре с половиной ВВП США, и в 2008 году только увеличивались, причем беспрецедентными темпами. См. график роста долгов федерального правительства США

shema2

Крайний, почти вертикальный (!) отрезок приходится на 2008 год (по данным www.economagic.com).

Если учесть, что в ходе нынешней дефляционной фазы в результате всех банкротств в США было списано всего лишь около $3 триллионов из порядка 100 триллионов прямых долгов и обязательств экономических субъектов США и федерального правительства, к которым (долгам и обязательствам) следует добавить еще и астрономическую сумму в 668 триллионов деривативов (по данным М. Ершова), то можно представить, что ждет в ближайшем будущем РФ при щедром на кредиты Обаме. Видимо, то же, что при его демократическом предшественнике Клинтоне.

В этой связи широко обсуждаемый переход на предполагаемую единую валюту трех стран североамериканского континента, Мексики, США и Канады — амеро — представляется маловероятным. Ведь для амеро придется во многом заново выстраивать систему очистки от инфляции. Зачем же менять то, что и так работает? Долларовый дефолт и переход на амеро станут актуальными, когда система экспорта долларовой инфляции из США начнет давать сбои и штатовская инфляция превратится в гиперинфляцию.  

РФ перестанет быть инфляционным отстойником только при условии существенно большего влияния интересов населения, получающего оплату в рублях, на политику ЦБ РФ, а также поведение экспортеров, правительства, банков, СМИ. Именно это население, из которого, по меньшей мере, 95%, подвергается систематическому ограблению через инфляцию. Увеличение ответственности ЦБ перед обществом, выработка модели эмиссии, наиболее отвечающей интересам развития РФ — важнейшие задачи. Их решение невозможно без стремления активных слоев населения к адекватному пониманию финансовой и экономической политики в стране и мире. 

Алмаев Николай

Следите за новостями
Обсуждайте идеи