Цинизм в законе. Правовой анализ решения о признании «Мёртвой воды» экстремистской.

Детали скандала вокруг судебного разбирательства по поводу признания книги «Мёртвая вода» экстремистской: почему журналистов не пустили на заседание, а ответчику не позволили себя защитить?

 20.11.2013 г. Лефортовским районным судом г. Москвы по делу № 2-2802/2013 принято решение о признании печатного материала книги «Концепция общественной безопасности Мёртвая вода. От социологии к жизнеречению» экстремистским материалом.

Решение Лефортовского районного суда от 20.11.2013 года по делу № 2-2802/2013 вынесено с грубым нарушением ряда норм материального и процессуального права, является незаконным и необоснованным, нарушает мои конституционные права, а, следовательно, является неправильным по следующим основаниям:

1. Были нарушены принципы гласности и состязательности судебного производства, что привело к необъективной и неполноценной оценке судом обстоятельств дела и доказательств по делу.

2. Суд неправильно определил состав лиц, участвующих в деле, необоснованно отказав заинтересованным лицам в возможности защиты своих прав и интересов, что привело к вынесению неправосудного решения.

3. Суд проигнорировал заявленные ему Конституционные права и материальные интересы Заявителя и прочих граждан, ущемляемые обжалуемым Решением.

4. Суд проигнорировал предоставленные ему сведения, позволяющие усомниться в законности принятия дела к производству, что привело к вынесению неправильного решения.

5. Суд обосновывает своё решение заключением экспертизы, имеющей признаки подтасовки фактов и фактические ошибки, и произведённой по иной книге, заключение является недопустимым доказательством, не исследовано и не оценено должным образом, что привело к вынесению неправильного решения.

 

Согласно п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении»: «Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению».

 

 

1.  Были нарушены принципы гласности и состязательности судебного производства.

1.1. Конституцией РФ провозглашен принцип состязательности судопроизводства при осуществлении правосудия (ч. 3 ст. 123), который является одним из основополагающих принципов правосудия во всём мире. Однако судья Федюнина С.В. под надуманными предлогами незаконно отказала Заявителю, а также всем прочим гражданам и организациям, желавшим представить суду аргументы защиты, в признании заинтересованными лицами, что лишило процесс состязательности и возможности объективной оценки аргументов сторон, поскольку своё мнение суду позволено было представить только прокурору, выступавшему в данном деле как сторона обвинения.

1.2 Принцип гласности разбирательства дел в судах общей юрисдикции закреплен в ст. 123 Конституции РФ, в ст. 9 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», в ст. 6 Европейской Конвенции о защите права человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. (ратифицирована Россией 15 мая 1988 г.), в ст. 16 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 г. (вступил в силу для СССР 23 марта 1976 г.) Правовое содержание принципа гласности (прозрачности, открытости) правосудия заключается в открытом разбирательстве дел в суде, обеспечивающем доступность судебного процесса для лиц, не участвующих в судебном разбирательстве, но изъявивших желание присутствовать в судебном заседании. Как отметил Председатель Верховного Суда РФ В.М. Лебедев: «Двери судебных заседаний открыты для каждого, и тот, кто желает увидеть, как вершится правосудие, имеет на это полное право».

В нарушение принципов гласности и состязательности судопроизводства суд не только не поставил в известность судебным уведомлением Заявителя, заявившего себя заинтересованным лицом по данному делу, о дате рассмотрения его Заявления с ходатайством о признании его заинтересованным лицом, но и преднамеренно вводил в заблуждение его и иных желавших присутствовать при рассмотрении дела граждан, обращавшихся в канцелярию Лефортовского суда. Заявитель, как и прочие заинтересованные граждане, был лишён возможности получить достоверную информацию о факте состоявшегося заседания и вынесения решения от 20.11.2013, поскольку в нарушение правил на странице сайта суда «Дела, назначенные к слушанию на 20.11.2013г.» по состоянию на 25.12.2013 г. информация о том, что такое слушание запланировано и, якобы состоялось, отсутствовала (приложение 11), в январе 2014 г. эта информация размещена на указанной странице «задним числом». На странице сайта с карточкой дела такая информация также отсутствовала (приложение 10). Канцелярия суда вплоть до, как минимум, 25.11.2013 г., то есть уже после вынесения решения по делу, давала обращавшимся гражданам ложную информацию по движению дела, сообщая о том, что «дело приостановлено и находится на экспертизе» (аудиозаписи обращений в канцелярию по телефону Заявителя и свидетеля – прил. №9).

В совокупности факты комплексного сокрытия судом информации по движению дела проистекающего из публичных правоотношений, являющегося в соответствии с законом гласным и открытым, противозаконно лишили меня и прочих заинтересованных процессом граждан реальной возможности по реализации своих прав. В частности, права на присутствие при отправлении правосудия в заседании по делу 20.11.2013 г., права на присутствие при рассмотрении судом и поддержание аргументации моего Заявления о вхождении в процесс в качестве заинтересованного лица от 18.07.2013г. с приложением от 29.07.2013г., а также существенно затруднили возможности законного обжалования решения по делу с соблюдением процессуальных сроков до вступления его в законную силу. Таким образом Заявитель, подавший ходатайство о признании его заинтересованным лицом, был незаконно лишён доступа к правосудию.

 

  

2.  Согласно Главы 14, ст. 148 ГПК РФ суд обязан установить состав лиц, участвующих в деле, и других участников процесса.

Иск прокуратуры по делу № 2-2802/2013 проистекает из публичных правоотношений, то есть, подан в защиту интересов заранее не определённого круга лиц. Отсюда следует, что любой гражданин РФ сейчас или в будущем может оказаться лицом, чьи права, обязанности и защищаемые законом интересы затрагиваются решением по данному процессу, либо на него этим решением накладываются обязанности на основании: п. 1 ст. 7, 13, 17,18 п. 1 ст. 19, 29, п. 5 ст. 32, п. 3 ст. 35, ст. 45, 46, 47 Конституции РФ и п. 1, 1,1, 4, 5, 8,9 ст. 8, ст. 11, 12 ГК РФ. Так как прокурор, выступая в процессе Заявителем, действовал в интересах неопределенного круга лиц, то по своему статусу он является одной из сторон процесса.

В соответствии со ст.3 Конституции РФ «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». Заявитель, как дееспособный гражданин РФ, заявил о своем интересе в данном процессе, определившись из неопределенного круга лиц. Однако суд не рассмотрел должным образом доводы Заявителя о его заинтересованности в данном деле; принятое определение об отказе признать Заявителя заинтересованным лицом незаконно и необоснованно препятствует доступу Заявителя к правосудию, лишает его права на защиту своих законных гражданских и политических прав.

2.1 Суд незаконно отказал Заявителю в признании заинтересованным лицом, а также отказал ещё 22 гражданам РФ и общественным объединениям. 18 гражданам и общественным объединениям было незаконно отказано в судебном заседании 16.07.2013г, причем частные жалобы, поданные на этот незаконный отказ (в частности, жалоба Объединения сторонников КОБ от 29.07.2013г.) в противоречии с законом, в частности, ст.223 ГПК, не имели никаких процессуальных последствий, то есть, были судом просто проигнорированы, без вынесения определения об оставлении без рассмотрения, без информирования заявителей о движении жалоб, без аргументации позиции суда, без возвращения документов заявителям; и троим гражданам и общественному объединению незаконно отказали 20.11.2013г. Причём отказ общественному объединению обоснован не просто противозаконно, но в абсурдной, издевательской форме (приложение 3):

«доводы Регионального движения в поддержку концепции общественной безопасности «Курсом правды и единения» о том, что в случае вынесения решения о признании книги «Мёртвая вода» экстремистским материалом деятельность Движения будет противоречить ст.16 ФЗ РФ «Об общественных объединениях» не состоятельны, поскольку из приобщённых к заявлению документов не следует, что цель и деятельность Движения направлены на осуществление экстремистской деятельности».

В Определениях от 16.07.2013г. и 20.11.2013г. (приложения 2 и 3) об отказе в признании Заявителя и прочих граждан заинтересованными лицами, судья Федюнина указывает, что решение о признании книги «Концепция общественной безопасности Мёртвая вода. От социологии к жизнеречению» экстремистским материалом якобы не разрешает вопрос о правах и обязанностях заявителей.

Это утверждение суда противоречит Конституции РФ и федеральным законам. Решение суда НЕПОСРЕДСТВЕННО разрешает вопросы прав и законных интересов Заявителя по пользованию данной книгой как источником информации, как объектом гражданских прав, как объектом религиозных интересов Заявителя, защищаемых ст. 28 Конституции РФ. Все эти факты свидетельствуют о тенденциозности и необъективности суда первой инстанции.

2.2 В случае признания этой книги экстремистской литературой её распространение в соответствии с п. 13 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" будет запрещено, что приведёт к существенным материальным потерям Заявителя (в сумме 12000 рублей, см. приложение №1). То есть, решение по данному делу может наложить на Заявителя непосредственную обязанность по прекращению распространения им, о чём он уведомил суд в своём заявлении, приобретённых им в целях возмездной реализации и находящихся в его собственности книг «Концепция общественной безопасности Мёртвая вода. От социологии к жизнеречению» (что документально подтверждено материалами дела, см. приложение №1), и создаёт реальную угрозу возникновения в отношении Заявителя правовых последствий по факту нахождения в его собственности указанных книг в количестве, явно превышающем нужды индивидуального использования, что приводит также и к непосредственному материальному ущербу для Заявителя в виде невозможности возместить вложенные средства. Приложенные Заявителем документы, подтверждающие покупку и наличие в его собственности этих книг судом проигнорированы, что противоречит п.4 ст. 67 ГПК.

2.3 Суд обосновывает свой отказ в признании Заявителя заинтересованным лицом следующими мотивами:

«…доказательств того, что заявители имеют для распространения книги «Мёртвая вода» и имеют право на её реализацию не представлено…»

Доказательства наличия у Заявителя указанных книг суду предоставлены (приложения 1) но проигнорированы, что явилось, в том числе, результатом противоправных действий и бездействия сотрудников суда, в результате чего заявитель и прочие лица были лишены реальной возможности присутствовать в зале суда при рассмотрении своих ходатайств и поддержать свою аргументацию непосредственно. Право же на реализацию личного имущества принадлежит каждому гражданину по закону и в дополнительном подтверждении не нуждается, если гражданин не ограничен в таком праве судом. Заявитель указал суду на своё намерение реализовывать указанные книги по себестоимости с целью возместить свои материальные затраты, подтверждённые документально. В соответствии со ст. 28 Конституции РФ:

Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

п. 4 ст. 29 Конституции РФ:

Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом.

В случае возмездной реализации на основании ст. 454 Гражданского Кодекса РФ правом на заключение сделок купли-продажи, в том числе предметов личной собственности - книг, обладают все дееспособные граждане, в отношении которых компетентными на то органами не вынесен законный запрет на подобную деятельность. Никаких специальных разрешений на осуществление сделок купли-продажи, в том числе государственной регистрации, не требуется, если гражданин не осуществляет при этом предпринимательскую деятельность. Согласно п.1 ст. 2 Гражданского Кодекса РФ:

...предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Таким образом несистематическая и/или не направленная на получение прибыли деятельность, в том числе по продаже или бесприбыльному, или безвозмездному распространению книг не может быть признана предпринимательской и требования суда о предоставлении доказательств права на распространение (включающее в себя в том числе возмездную реализацию книг) не основаны на законе.

2.4 проигнорировано то обстоятельство, что в случае признания данной книги экстремистской, на Заявителя, являющегося участником общественной организации Региональное общественное движение Объединение сторонников Концепции Общественной Безопасности (РОД ОС КОБ) под угрозой наступления правовых последствий накладывается обязанность прекратить свою общественную деятельность по реализации уставных целей данной организации, накладывается обязанность по прекращению распространения этой книги неопределенному кругу лиц как на бумажном носителе, так и в электронном виде, накладывается обязанность прекратить свободное обсуждение содержания этой книги на различных открытых площадках (в т.ч. на собраниях, на интернет-форумах и в соц.сетях, на конференциях и т.д.);

2.5 проигнорировано то обстоятельство, что охраняемый законом интерес Заявителя жить в мирном обществе без экстремистских проявлений обеспечивается в т.ч. присутствием в информационном пространстве материалов, разъясняющих «острые социальные вопросы» и этим снижающих потенциальную напряженность; изъятие таких материалов (а книга «Концепция общественной безопасности Мёртвая вода. От социологии к жизнеречению» относится к таким материалам) из информационного пространства способствует оболваниванию общества, сокрытию общегуманистической, важной мировоззренческой и религиозной информации, способствует распространению в обществе экстремизма, национального и религиозного сепаратизма, разрушает основы социального благополучия России;

2.6 Заявитель является владельцем (администратором) интернет-сайта сторонников КОБ (КОБ - аббревиатура от названия книги «Концепция Общественной Безопасности») (см. приложение 13), уже более 5 лет используемого Заявителем для распространения гуманистических, религиозных и научных идей и положений Концепции Общественной Безопасности «Мёртвая вода». На указанном интернет-ресурсе по адресу http://*** уже более трёх лет расположена для свободного скачивания всеми желающими электронная версия печатного материала книги «Концепция общественной безопасности Мёртвая вода. От социологии к жизнеречению». В случае признания указанного материала экстремистским на Заявителя будет наложена обязанность удалить этот материал со своего сайта, а также в целом переориентировать направление деятельности сайта.

2.7 В книге «Концепция общественной безопасности Мёртвая вода. От социологии к жизнеречению» содержится изложение взглядов на тварное мироздание, Бога-творца и Вседержителя единого для всех, живущих на Земле, а также изложение иных религиозных воззрений, полностью соответствующих исповедуемым Заявителем религиозным убеждениям. Согласно ст.28 Конституции РФ:

«Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними».

В случае признания издания «Концепция общественной безопасности Мёртвая вода. От социологии к жизнеречению» экстремистским материалом, будут нарушены права заявителя на свободу вероисповедания и распространения своих религиозных убеждений, поскольку данная книга будет исключена из свободного обращения.

В соответствии со ст. 129 ГК РФ объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) либо иным способом, если они не ограничены в обороте. В соответствии со ст. 13 федерального закона от 25.07.2002 года № 114-ФЗ «о противодействии экстремистской деятельности» на территории России запрещается распространение экстремистских материалов.

По совокупности вышеуказанных положений закона, в случае вступления в силу обжалуемого решения и признания книги «Концепция общественной безопасности Мёртвая вода. От социологии к жизнеречению» экстремистским материалом, она будет ограничена в обороте, и Заявитель лишается прав и ограничивается в правах, указанных выше. В частности, Заявитель будет лишён прав распространения указанной книги, права на заключение гражданско-правовых сделок, направленных на покупку и продажу экземпляров указанной книги, права на занятие предпринимательской деятельностью по купле-продаже экземпляров указанной книги, т.е. будет лишён прав гражданина, предусмотренных ст. 23 ГК РФ.

 

  

3.  Суд проигнорировал заявленные ему Конституционные права и материальные интересы Заявителя и прочих граждан, ущемляемые обжалуемым Решением. В Определении от 20.11.2013 указано: “доказательств того, что принятие решения об удовлетворении заявления может повлиять на их права или обязанности заявителями не представлено, в связи с чем суд не находит оснований для удовлетворения заявлений”, чем ограничивает Заявителя в его законных Конституционных правах и интересах, которые не нуждаются в доказывании их наличия и защита которых должна составлять смысл и являться приоритетом в деятельности всей судебной системы в соответствии с Конституцией РФ и иными законодательными актами. Так:

- проигнорировано конституционное право Заявителя свободно распространять свои убеждения и религиозные взгляды (ст.28 Конституции РФ), свободно передавать и распространять информацию (ст.29 Конституции РФ) - в случае если она не противоправна; а значит непосредственную заинтересованность Заявителя в объективном рассмотрении вопроса о том, противоправна либо не противоправна информация, о своём участии в распространении которой и желании делать это в дальнейшем Заявитель уведомил суд;

- проигнорирован доведённый до сведения суда факт того, что экспертной группой Государственной Думы РФ в 1995г. была проведена комплексная экспертиза Концепции Общественной Безопасности «Мёртвая вода», по результатам которой прошли парламентские слушания с участием всех парламентских партий. По результатам слушаний Концепция Общественной Безопасности «Мёртвая вода» была рекомендована для изучения и распространения (копии документов имеются в деле, приложения 1 и 4), однако судом мнение экспертов ГД и рекомендации слушаний, имеющие непосредственное отношение к делу, не исследованы и не оценены;

- судом проигнорирована правовая позиция, изложенная в постановлении Пленума ВС РФ от 28.06.2011 № 11, согласно которой:

«Под действиями, направленными на возбуждение ненависти либо вражды, следует понимать, в частности, высказывания, обосновывающие и (или) утверждающие необходимость геноцида, массовых репрессий, депортаций, совершения иных противоправных действий, в том числе применения насилия, в отношении представителей какой-либо нации, расы, приверженцев той или иной религии и других групп лиц. Критика политических организаций, идеологических и религиозных объединений, политических, идеологических или религиозных убеждений, национальных или религиозных обычаев сама по себе не должна рассматриваться как действие, направленное на возбуждение ненависти или вражды».

«Концепция общественной безопасности Мёртвая вода. От социологии к жизнеречению» является научной работой на стыке множества областей знаний, которая рассматривает вопросы мировоззренческого уровня. Рассмотрение таких вопросов и анализ с этого уровня понимания современного состояния общества невозможен без рассмотрения «острых» социальных и политических вопросов. Однако в данной книге не содержится призывов к геноциду, массовым репрессиям, и иным противоправным действиям. Напротив, общий гуманистический посыл текста направлен на построение жизни общества на принципах равноправия всех без исключения народов и национальностей на основе жизни в ладу с биосферой планеты, природой, в русле промысла Бога, Творца и Вседержителя, единого для всех, живущих на Земле.

 

 

4. Суд обязан надлежащим образом исследовать все известные ему доказательства и обстоятельства дела.

В соответствии с п.4 ст. 67 ГПК

«Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими»,

из чего следует, что игнорирование предоставленных суду доказательств по делу не допускается. В соответствии со ст. 55 ГПК:

«Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела».

На основании п.3 ст. 246 ГПК

«При рассмотрении и разрешении дел, возникающих из публичных правоотношений, суд не связан основаниями и доводами заявленных требований».

Из ходатайств граждан суду было известно, что текст книги «Концепция общественной безопасности Мёртвая вода. От социологии к жизнеречению» в составе иных находившихся на оптических дисках «Нарко» и «Петров» материалов в 2009 г. был исследован назначенной судом Усть-Коксинского района республики Алтай судебной экспертизой, по результатам которой Истец (прокуратура РФ) свой иск в отношении всех материалов, в т.ч. книги «Концепция общественной безопасности Мёртвая вода. От социологии к жизнеречению» отозвал, в связи с чем производство по делу было прекращено. Истец был уведомлен о том, что он лишается права повторного обращения в суд по тому же основанию, в соответствии со ст. 221 ГПК РФ. Копии «Постановления суда о назначении судебной экспертизы материалов дисков «Нарко» и «Петров», копии судебной экспертизы, отзыв иска Прокурором и Определение суда о прекращении дела были приложены Заявителем к его Заявлению с ходатайством о вхождении в процесс и имеются в материалах дела.

В материалах дела также имеется «Заявление свидетеля ***», проживающей: *** (копия заявления – приложение №13), которая являлась участником процесса в Усть-Коксе и подтверждает, что текст книги «Концепция общественной безопасности Мёртвая вода. От социологии к жизнеречению» содержится в числе материалов, исследованных судом на дисках «Нарко» и «Петров». Однако суд данное свидетельство проигнорировал, свидетеля ***, имеющую важную информацию по делу в заседание не пригласил, сообщённые ей сведения не проверил. Своё «Заявление свидетеля» *** направила также в адрес прокурора г. Москвы и Лефортовского межрайонного прокурора, которые получив сведения о том, что иск по данному делу подан в нарушение ст. 61 и 221 ГПК РФ обязаны были принять меры для того, чтобы удостовериться в объективности этих сведений и, в случае их подтверждения отозвать свой иск, как поданный с нарушением закона.

Получив сведения о том, что исследуемый печатный материал уже прошёл судебную экспертизу по результатам которой иск был прокуратурой отозван, судья обязана была направить запрос в суд Усть-Коксинского района республики Алтай с тем, чтобы ознакомиться со ВСЕМИ относящимися к делу доказательствами, без чего невозможно вынесение правосудного решения. Однако, как участвующий в деле прокурор, так и судья проигнорировали полученные ими сведения и не предприняли мер для полноценного рассмотрения дела по закону с учётом всех обстоятельств и исследованием всех доказательств, в результате чего вынесено неправосудное решение.

Установив факт отзыва Прокуратурой иска до данному предмету спора (книга “Мертвая вода”), причём Прокуратура была уведомлена, что будет не вправе снова обращаться в суд по тому же основанию (предполагаемое наличие экстремизма), суд обязан был вынести определение о прекращении производства по делу на основании ст. 61 и 220 ГПК РФ.

 

5. Суд обосновывает своё решение заключением экспертизы, имеющей признаки подтасовки фактов и фактические ошибки, что даёт основания для сомнения в компетентности, объективности и добросовестном изучении объекта исследования экспертами. Заключение как доказательство судом исследовано формально и не оценено должным образом.

 

5.1 В Решении суда содержатся противоречивые сведения относительно печатного издания, по которому вынесено Решение суда и которое было исследовано экспертами. Вынесение Решения о признании экстремистским печатного издания, основанное на заключении экспертизы относительно иного печатного издания является неправомерным, поскольку основано на недопустимом доказательстве (ст. 60 ГПК).

Печатных изданий, содержащих в названии слова «Мертвая вода» (или «Мёртвая вода») издавалось множество – как в одной книге, так и двухтомником. Фотографии обложек таких изданий - приложение 17. Судя по разным названиям и количеству страниц в изданиях, а также указаниям на разное количество томов, либо отсутствию такого указания, прокуратурой подан иск, а судом и экспертами проведены исследования в отношении разных печатных изданий. Идентичность текстов в них является сомнительной и во всяком случае нуждается в доказывании.

Так, в Решении дважды указано, что исследуется книга «Мертвая вода» (без указания количества томов):

«…рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-2802/2013 по иску Лефортовского межрайонного прокурора г.Москвы в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц о признании экстремистским материалом печатного издания – книги «Мертвая вода»;

«Таким образом, учитывая, что согласно ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» экстремистской деятельностью (экстремизмом) является возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни, в тексте книги «Мертвая вода» содержатся побуждения…»

В описании печатного издания, в отношении которого Прокуратурой подан иск, название более длинное:

«Лефортовский межрайонный прокурор г.Москвы в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц обратился в суд с заявлением о признании экстремистским материалом печатного издания – книги «Мертвая вода» Концепция Общественной Безопасности, Китеж: Державный Град, 2004, в двух томах – часть 1 «Историко-философский очерк» (457 стр.) и часть 2 «Вписание» (457 стр.)»;

«…в помещении НОУ «Академия глобального и регионального управления» обнаружено печатное издание – книга «Мертвая вода» Концепция Общественной Безопасности, Китеж: Державный град России, 2004, в двух частях – часть 1 «Историко-философский очерк» (457 стр.) и часть 2 «Вписание» (457 стр.)»

«в ходе проверки в указанном помещении обнаружена литература: «Мертвая вода» от «социологии» к жизнеречению, часть 1 Историко-философский очерк, 2004 года издания (1 экземпляр); «Мертвая вода» от социологии к жизнеречению, часть 2 Вписание (1 экземпляр) (л.д.11)»

В цитатах текста экспертного заключения приводятся следующие сведения, повторенные 4 раза в ответах на 4 поставленных перед экспертами вопроса:

«Согласно выводам комиссии экспертов:

1. Мёртвая вода. От «социологии к жизнеречению. Часть 1. Историко-философский очерк. Концепция Общественной Безопасности. Китеж. Державный град России. 2004. – 458 с.) и Тексте 2 (Мёртвая вода. От «социологии» к жизнеречению. Часть 2, Вписание, Концепция Общественной Безопасности. Китеж. Державный град России, 2004. – 458 с.)

Таким образом, Прокуратура изъяла и передала в суд иск на книгу с названием:

либо «Мертвая вода» - (без указания количество томов), либо книгу

«Мертвая вода» Концепция Общественной Безопасности, Китеж: Державный Град, 2004, в двух томах – часть 1 «Историко-философский очерк» (457 стр.) и часть 2 «Вписание» (457 стр.)» - (в ещё одной вариации: «Китеж: Державный град России» и без указания на количество томов).

А экспертами была исследована книга с иным названием и иным количеством страниц без определения количества томов, в которых содержатся исследуемые части печатного материала:

«Мёртвая вода. От «социологии» к жизнеречению. Часть 1. Историко-философский очерк. Концепция Общественной Безопасности. Китеж. Державный град России. 2004. – 458 с.); Мёртвая вода. От «социологии» к жизнеречению. Часть 2, Вписание, Концепция Общественной Безопасности. Китеж. Державный град России, 2004. – 458 с.».

Суд же вынес решение относительно иного печатного издания, чьё название и количество страниц отличается и от книг, указанных в иске прокуратуры, и от книг, исследованных экспертами, без определения количества томов, в которых содержатся исследуемые части печатного материала:

«…суд считает возможным признать экстремистским материалом печатное издание – книгу «Мёртвая вода» Концепция Общественной Безопасности. Китеж. Державный град России. 2004, в двух частях - Часть 1. Историко-философский очерк (457 стр.) и Часть 2 Вписание (458 с.)»

«Признать экстремистским материалом печатное издание – книгу «Мёртвая вода» Концепция Общественной Безопасности. Китеж. Державный град России. 2004, в двух частях - Часть 1. Историко-философский очерк (457 стр.) и Часть 2 Вписание (458 с.)».

Следует обратить внимание на то, что ни в одном из определений печатных изданий, упоминаемых в Решении суда, не указаны ни авторы этих книг, ни издательства, что является согласно ГОСТ 7.1-2003, ГОСТ Р 7.0.5 – 2008 обязательным атрибутом описания любой книги. Указанная неопределённость является существенно значимой для дела, поскольку позволяет манипулировать сведениями относительно однозначно неопределённых печатных изданий, а именно, использовать недопустимые неотносимые доказательства, добытые в отношении иных книг с похожими названиями, которых существует множество (см. приложение 16).

У Заявителя в собственности находятся книги, именованные согласно ГОСТ:

Книга в одном томе, в двух частях:

Внутренний Предиктор СССР, Концепция общественной безопасности Мёртвая вода. От «социологии» к жизнеречению. Китеж. Державный град России. 2011. Часть I. Историко-философский очерк. Часть II. Вписание. / Издательство НОУ «Академия управления» / Москва / 2011 г. / 928 стр.

Иная книга в двух томах, двух частях:

Внутренний Предиктор СССР, Концепция общественной безопасности Мёртвая вода. От «социологии» к жизнеречению. Часть I. Историко-философский очерк. Китеж. Державный град России. 2004. / Издательство «Общественная инициатива» / СПБ / 2004 г. / 444 стр.

Внутренний Предиктор СССР, Концепция общественной безопасности Мёртвая вода. От «социологии» к жизнеречению. Часть II. Вписание. Китеж. Державный град России. 2004. / Издательство «Общественная инициатива» / СПБ / 2004 г. / 458 стр.

Иная книга в одном томе, в двух частях:

Внутренний Предиктор СССР, Концепция общественной безопасности Мёртвая вода. От «социологии» к жизнеречению. Историко-философский очерк в 2-х частях. / Издательство ООО «Инфобанк» / Харьков / 2009 г. / 864 стр.

Иная книга в двух томах, двух частях:

Внутренний Предиктор СССР, Концепция общественной безопасности Мёртвая вода. От «социологии» к жизнеречению. Часть I. Историко-философский очерк жизнеречения. Китеж. Державный град России. 2000. / Издательство «Файндер Плюс» / СПБ / 2000 г. / 380 стр.

Внутренний Предиктор СССР, Концепция общественной безопасности Мёртвая вода. От «социологии» к жизнеречению. Часть II. Вписание. Китеж. Державный град России. 2000. / Издательство «Файндер Плюс» / СПБ / 2000 г. / 420 стр.

и т.д.

Заявитель занимается деятельностью, связанной с распространением Концепции Общественной Безопасности в соответствии с рекомендациями Парламентских слушаний Государственной Думы РФ 1995 года более пяти лет. Заявителю известны все тиражи книг «Концепция общественной безопасности Мёртвая вода. От «социологии» к жизнеречению» количеством более 1000 экз., издававшиеся в России и Украине. Заявитель, как специалист по данному вопросу, утверждает, что не было ни одного массового издания данного печатного материала, в котором не был бы указан авторский коллектив. В разных вариантах книги выпускались в двух частях, количеством томов от одного до четырёх и содержали различные тексты. Вызывают обоснованные сомнения в аутентичности заявленные в Решении суда книги разных наименований с различным количеством страниц и с разным количеством томов (7 вариантов).

Кроме того, экспертам на исследование, очевидно, были предоставлены подложные экземпляры печатного материала, на что указывает не только одинаковое количество страниц различающихся в оригинале по объёму частей книги, называемых экспертами «Текст 1» и «Текст 2» но и указание на источник цитаты в ответе на первый вопрос: «Текст 1 с.88-89, Текст 2 с.88-89», то есть, приводимая цитата содержится в обоих томах исследованных экспертами книг на одних и тех же страницах, чего не встречается ни в одном из издававшихся типографским способом вариантов книги «Концепция общественной безопасности Мёртвая вода. От «социологии» к жизнеречению».

Исходя из приведённых оснований необходимо сделать вывод о недостоверности указанной в Решении суда информации о книге, признанной экстремистской и об использовании недопустимого неотносимого доказательства в виде заключения экспертизы, исследовавшей иную (с другим названием, количеством страниц, без указания автора и издателя, количества томов) книгу, нежели та, которая фигурирует в резолютивной части Решения суда.

Кроме того, в резолютивной части Решения суда наименование книги, признанной экстремистской, указано в произвольной форме, не в соответствии с ГОСТ 7.1-2003, ГОСТ Р 7.0.5 – 2008, в частности, не указаны автор, издатель, количество томов печатного материала, что позволяет толковать его расширительно, применительно к любым книгам с похожим названием вне зависимости от их содержания, которых, как было показано, существует множество.

5.2 В описательной части Решения суда сказано:

«В соответствии с выводами исследования, объектом негативной оценки автора являются личные качества и свойства представителей национальных и религиозных групп евреев и иудеев, вне зависимости от совершенных и планируемых ими действий».

Однако данное утверждение ничем не подтверждается. Содержащиеся в мотивировочной части Решения пронумерованные, очевидно по номерам заданных экспертам вопросов, цитаты заключения экспертизы не дают оснований для такой её интерпретации судом. Цитаты с выводами экспертов по пунктам:

«1. …содержатся побуждение к дискриминационным действиям по отношению к евреям, иудеям как к группе лиц, выделяемой по совокупности национального и религиозного признаков.

2. …содержится совокупность психологических и лингвистических признаков возбуждения розни (вражды, ненависти) по отношению к евреям, иудеям как к группе лиц, выделяемых по совокупности национального и религиозного признаков. Это выражено в высказываниях, представляющих евреев и иудеев как опасных, преследующих вредоносные цели, враждебных по отношению к человечеству и русским, в частности, а также в побуждениях к дискриминационным действиям.

3. …не содержится психологических и лингвистических признаков пропаганды исключительности, превосходства, неполноценности какой-либо группы лиц.

4. не содержится психологических и лингвистических признаков унижения (оскорбления) какой-либо группы лиц».

Исходя из аргументации, имеющейся в Решении суда, вышеизложенная интерпретация является необоснованной. Я хорошо знаком с текстом книги «Мертвая вода» и считаю эту интерпретацию ложной по сути, вне зависимости от её возможного наличия в тексте экспертизы: в “Мертвой воде” нет негативных оценок кого-либо, в том числе евреев и иудеев, «вне зависимости от совершенных и планируемых ими действий». Поскольку Заявителю противозаконно было отказано в возможности ознакомления с материалами дела (Ходатайства 18.07.2013 вх№15226, 23.01.2014г. вх.№1320, Запрос 02.12.2013г., Жалобы 18.07.2013 г. вх№15225, 29.07.2013 г. вх№15973, 23.01.2014г. вх№1321), более полную аргументацию необоснованности указанного «вывода исследования» Заявитель сможет привести после ознакомления с материалами дела.

5.3 Выводы экспертов носят необъективный тенденциозный характер, поскольку основаны на подтасовке фактов, во фрагменте экспертизы, приведённом в Решении суда содержатся грубые фактические ошибки, что даёт основания для сомнений в компетенции и добросовестности экспертизы и указывает на недостаточно полное исследование экспертного заключения в судебном заседании. Согласно ст.55 ГПК экспертное заключение является одним из видов доказательств в ряду прочих и в силу ст.67 ГПК не имеет заранее установленной силы и должно быть исследовано непосредственно, всесторонне и полно, суд должен оценивать приводимые в экспертизе аргументы и в силу п.4 ст.67 ГПК отразить своё мнение в Решении по делу:

«Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими».

Однако, суд ограничился формальными признаками достоверности экспертизы, не исследовав её аргументы по существу. Так, выводы, сделанные экспертами о глобальной мировоззренческой работе (более 900 страниц чрезвычайно информационно насыщенного текста), подтверждаются цитированием вырванных из контекста высказываний всего с двух страниц, на которых в научных целях исследуется острый социальный вопрос позитивной дискриминации В печатном материале, исследованном экспертами, приводимый текст содержится в первой и второй части на страницах с одинаковыми номерами: «Текст 1 с.88-89, Текст 2 с.88-89».

Суд не выявил и не дал адекватной оценки прямому подлогу, который содержится в заключении экспертизы относительно исследуемого текста. Так,

«Согласно выводам комиссии экспертов:

1. В Тексте 1 (Мёртвая вода. От «социологии к жизнеречению. Часть 1. Историко-философский очерк. Концепция Общественной Безопасности. Китеж. Державный град России. 2004. – 458 с.) и Тексте 2 (Мёртвая вода. От «социологии» к жизнеречению. Часть 2, Вписание, Концепция Общественной Безопасности. Китеж. Державный град России, 2004. – 458 с.) содержатся побуждение к дискриминационным действиям по отношению к евреям, иудеям как к группе лиц, выделяемой по совокупности национального и религиозного признаков. Автор предлагает ввести следующие ограничения для евреев и иудеев:

- установление процентной нормы на получение высшего и среднего специального образования и на занятие постов общегосударственного и общеотраслевого уровня ответственности...»

далее следует перечисление иных «ограничений». Однако в оригинальном тексте не содержится никакого «предложения» на введение ограничений. Прямым подлогом является также приписывание авторам текста «побуждений к дискриминации иудеев», которые вообще не упоминаются в оригинальном фрагменте рассматриваемого текста. Поскольку в цитируемом фрагменте текста размером в несколько абзацев, авторы экспертизы не нашли места для цитирования начальной фразы предложения из пяти слов: «Ограничения не должны следовать далее…», подменив её на отсебятину в третьем лице, приписанную авторам рассматриваемой книги, можно сделать вывод о том, что эксперты способом смысловой подмены «подтверждают» свой не основанный на фактах вывод о «побуждении к дискриминационным действиям»: «Автор предлагает ввести следующие ограничения для евреев и иудеев…». Эксперты «опустили» и указанные авторами условия возможного возникновения такой необходимости, - для «обеспечения информационной безопасности по отношению к сионо-масонству» при обязательном условии: «недопустимо начинать эту политику ранее, чем начнётся и будет поддержана народом политика циркулярного разпространения информации методологического и концептуального характера». Право на свободу слова и выражения своего мнения, включающее в себя обсуждение идеологий, возможность их критики, закреплено в 29 ст. Конституции РФ. Авторы критикуют идеологию, называемую «сионо-интернацизм», и её проводников - «сионо-масонство», которые могут быть представителями любой национальности. Фраза «Ограничения не должны следовать далее…» является смысловой единицей, указывающей на предельно допустимые ограничения (при определённых условиях - в виде всеобщей общественной поддержки) за рамки которых недопустимо выходить вообще никогда и ни при каких условиях. Указание предельно допустимых границ процесса не равносильно побуждению к его реализации. Трактовка экспертов несёт в себе существенно иной смысл, побуждающий к действию: «Автор предлагает ввести следующие ограничения…» и является неадекватной заменой оригинальной фразы. Таким образом, «побуждение к действиям» следует не из текста книги, а из недобросовестных комментариев авторов экспертизы, принятых судом в качестве оснований для своего решения.

Политика же так называемой «позитивной дискриминации» ради смягчения «систематической дискриминации», является общемировой практикой и предметом научных изысканий допустимых границ и форм её применения, но никак не поводом для приписывания исследователям этого вопроса экстремистских побуждений, поскольку её доминанта — это не ущемление чьих-либо прав, а напротив, ликвидация диспропорций, восстанавливающая права иных социальных групп. Позитивная дискриминация применялась в СССР и применяется в России, например, практикой установления национальных квот на прием в ведущие ВУЗы страны, созданием государственных бюджетных национальных школ, применяется в США, Индии, Китае, Японии, Малайзии. Международный правовой документ ООН «Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации», ратифицированный Россией, устанавливает (статья 2.2), что в случае необходимости Государства-участники обязаны принимать меры позитивной дискриминации с целью устранения систематической дискриминации.

Далее в подтверждение своих выводов эксперты приводят цитату:

«- немедленное отстранение от работ в отраслях общественного объединения труда, системы народного образования, здравоохранения, средств массовой информации и зрелищных искусств, непосредственных приложений науки и техники к разработке продукции в целом общегосударственного, общеотраслевого назначения, военной техники, систем стандартов, коммуникаций и т.п.) лиц еврейского, смешанного происхождения и находящихся с ними в родственных связях в случае невозвращения в СССР из поездок за границу их родственников, происходящих от общих дедов и бабок;

- изъятие из компетенции таких лиц вопросов кадровой политики;

- поддержание численности таких лиц в штате предприятий общегосударственной значимости (средствах массовой информации прежде всего) в пределах их доли в общем составе населения страны, а на прочих предприятиях (объединениях малых предприятий сходного профиля) в пределах численности населения в регионах. (Текст 1 с.88-89, Текст 2 с.88-89).»

Как явствует из данной цитаты, она была написана и относится к иным реалиям - ко временам существования государства СССР. Абсурдным является утверждение экспертов о том, что в указанном фрагменте содержится «побуждение к действиям», то есть, мотивация, направленная в будущее, в отношении, как явствует из цитаты, лиц «в случае невозвращения в СССР из поездок за границу», так как ввиду отсутствия СССР, «вернуться» или «не вернуться» туда не сможет никто, вследствие чего такое «побуждение» не может быть реализовано никогда в принципе. Возможные же расширительные толкования написанного являются личными фантазиями толкователей, не подтверждаемыми фактами.

В СССР была своя, иная чем в нынешней РФ политика и практика по отношению к возможности зарубежных поездок граждан и своя крайне жёсткая карательная политика по отношению к «невозвращенцам» и их родственникам, приравнивавшая такое деяние к тяжкому преступлению – измене Родине. Поскольку данный абзац входит в блок, начинающийся словами «Ограничения не должны следовать далее…», и вводящий иные условия возможности применения (в виде всеобщей народной поддержки), то по отношению к действовавшей тогда политике СССР предложения ограничивающие возможности занятия ключевых постов для родственников “невозвращенцев” - причем не как рекомендация к реализации, а как максимально допустимая при определенных условиях временная мера, следует рассматривать как попытку ввести хоть какие-либо ограничения применявшихся тогда карательных санкций.

В любом случае неправомерно оценивать предложения, сделанные в отношении политики несуществующей ныне страны с её законами и правоприменительной практикой в произвольном переложении на ныне существующую страну с новыми законами и политической ситуацией. В современной России поездки за рубеж и проживание там сколь угодно долго стали обыденной практикой. Такой метод оценки является некорректным по сути - тысячи прогрессивных, гуманных, решавших насущные задачи своего времени законов и указов, значительная часть религиозных книг, будучи «выдернутыми» из своей исторической эпохи и механистично перенесёнными в современность, будут выглядеть «экстремистскими».

Ради возможности обоснования своих необъективных выводов эксперты выбросили из рассмотрения следующие значимые смысловые фрагменты текстового блока:

«Существующие диспропорции не должны устраняться силовым давлением администрации, что явилось бы несправедливостью по отношению к большинству добросовестно работающих и вызвало бы рост социальной напряжённости; эти диспропорции должны устраниться сами в естественном процессе смены поколений активно участвующих в общественном объединении труда.

Но все мероприятия такого рода, ЕСЛИ В НИХ БУДЕТ СОХРАНЯТЬСЯ НЕОБХОДИМОСТЬ, должны осуществляться не раньше, чем будет очевидна поддержка в народе (а не в “эли­тар­ной” интеллигенции)» - выделено заглавными буквами авторами текста.

Как видно из приведённых цитат, авторы текста особо указывают на недопустимость силовых вариантов устранения диспропорций, указывая на то, что они должны устраняться сами, обуславливают все возможные действия исключительно поддержкой народа — а это есть основной принцип демократического государства — ст. 1.1, 3.1, 3.2 Конституции РФ, что безусловно отметает любые обвинения в экстремизме.

5.4 В Решении суда приводится следующая цитата из заключения экспертов:

«2. В Тексте 1 (Мёртвая вода. От «социологии» к жизнеречению. Часть 1. Историко-философский очерк. Концепция Общественной Безопасности. Китеж. Державный град России. 2004. – 458 с.) и Тексте 2 (Мёртвая вода. От «социологии» к жизнеречению. Часть 2. Вписание. Концепция Общественной Безопасности. Китеж. Державный град России. 2004. – 458 с.) содержится совокупность психологических и лингвистических признаков возбуждения розни (вражды, ненависти) по отношению к евреям, иудеям как к группе лиц, выделяемых по совокупности национального и религиозного признаков. Это выражено в высказываниях, представляющих евреев и иудеев как опасных, преследующих вредоносные цели, враждебных по отношению к человечеству и русским, в частности, а также в побуждениях к дискриминационным действиям».

Этот вывод экспертов суд приводит не подтверждая его ни одной цитатой из книги. В нарушение п.4 ст. 67 ГПК суд не приводит в Решении результаты его оценки, мотивов и оснований его принятия. Мнение экспертов, не подтверждённое фактами не может быть принято в качестве доказательства в силу его недопустимости.

5.5 Авторский коллектив книги «Концепция общественной безопасности Мёртвая вода. От социологии к жизнеречению» обосновывает теорию глобального управления современным обществом так называемым «Глобальным Предиктором», являющимся внегосударственной, вненациональной структурой, состоящей из идей, алгоритмики и людей, запустивших механизм реализации этой концепцию управления. Глобальный Предиктор, по мнению авторов, обладает высшим уровнем социальной власти – концептуальной властью, которая обретается людьми только по мере реализации понимания истинных законов управления обществом и обретения адекватного реальности мировоззрения. В управленческий контур Глобального Предиктора, таким образом, совершенно невозможно попасть только по факту своего рождения в той или иной местности, либо по факту штампа в паспорте о принадлежности к той или иной национальности. Вопрос об участии людей в современном нам Глобальном Предикторе оставлен открытым – вполне возможно, что запущенная много веков назад алгоритмика реализуется в современном обществе уже «на автопилоте», без участия конкретных людей, управляющих ею. Технология управления обществом названа авторами «толпо-«элитаризм», - механизм, при котором малая часть любого общества, так называемая «элита», обладающая познаниями и навыками в области социального управления, взымает с другой части общества – «толпы» произвольно высокую плату за свои управленческие услуги. Устойчивость толпо-«элитаризма» основывается на внедрённых в социум ложных идеях и жизненных ценностях, согласно которым «толпарь» стремящийся увеличить уровень личного потребления и властвовать над другими «толпарями», завидует «элитариию», а «элитарии» стремятся сохранить своё привелегированное положение и прорваться повыше в пирамиде подчинённости. По сути же, и те, и другие движимы одними и теми же ложными ценностями, внедрёнными в их психику алгоритмикой запущенной Глобальным Предиктором и породившей массу разнообразных идеологий, прикрывающих собою толпо-«элитарную» концепцию управления. «Толпа» и «элита» представляют собою две части единого механизма, не ограниченного национальными, конфессиональными, территориальными рамками и не имеющего ничего общего с задающей - концептуальной властью. Алгоритмика Глобального Предиктора, разделяющая общество на толпу и «элиту» вынуждает «элиту» выступать по отношению к толпе в роли пастухов, стригущих стадо, а толпаря, не имеющего возможности или не желающего выбиться в «элитарии» - в роли «домашнего скота», искренне уверенного в том, что хозяин-«элитарий» обязан содержать его, кормить, поить и заботиться о нём только по факту его, толпаря, существования, взамен чего он позволяет себя «стричь и доить». По сути же, и те, и другие являются рабами глобальной концепции управления, запущенной Глобальным Предиктором, которая оторвала людей от нормального природного миропонимания, заблокировала для многих из них естественную связь с Богом – творцом и вседержителем, единым для всех, живущих на Земле, вне зависимости от расы, пола, национальности или территории проживания. В разные моменты истории на разных территориях на роль пастухов-«элиты», обязанной «выпасать» доверенную им часть толпы, алгоритмика социального управления Глобального Предиктора назначала группы людей, отбираемых по разным признакам, в том числе, зачастую и по национальному, - но по сути, эта часть «элиты» всегда оставалась лишь инструментом по реализации концепции концептуальной власти.

В результате халатного отношения к своей работе экспертов ГУП «ЦИАТ», поскольку исходя из изложенных в пунктах 5.1-5.3 фактов очевидно, что данную работу они не читали, а сделали «выборку» по слову «еврей» и прочитали пару абзацев до и пару после, а затем выбросили из рассмотрения те фрагменты, которые не позволяли «подтвердить» заготовленный ими вывод, они не смогли понять общую гуманистическую направленность исследуемой работы. Авторы «Концепции общественной безопасности Мёртвая вода. От социологии к жизнеречению» нигде никого не «побуждают» к действиям против тех, кого по их мнению сделали инструментом реализации концепции управления, а напротив, утверждают, что возбуждение социальной розни в любых формах – есть способ поддержания функционирования толпо-«элитарной» системы, в частности, «антисемитизм» прямо осуждается авторами как способ обмана, указующий толпе на ложного «врага». «Враг» человека и общества – это не конкретные личности или социальные, национальные группы, а сатанинская концепция управления, реализованная в алгоритмике Глобального Предиктора и порождаемых ею идеологиях, с которыми и полемизируют авторы, предполагая зарождение современной версии концепции управления обществом в древнеегипетском жречестве. Выход из глобального системного кризиса в обществе – не в революциях, войнах или погромах тех или иных групп, на место которых в текущей алгоритмике немедленно и неизбежно придут иные группы, а в изменении концепции управления обществом путём обретения народом концептуальной властности, то есть, повышения личного уровня понимания каждого человека, обретения людьми Человечного типа строя психики, основанного на Богоначальном мозаичном мировоззрении, или, говоря иными словами – жизни людей под диктатом совести.

Именно этому и посвящён текст работы «Концепция общественной безопасности Мёртвая вода. От социологии к жизнеречению».

 

Несколько цитат из этой работы, приводимых по изданию

Внутренний Предиктор СССР, Концепция общественной безопасности Мёртвая вода. От «социологии» к жизнеречению. Китеж. Державный град России. 2011. Часть I. Историко-философский очерк. Часть II. Вписание. / Издательство НОУ «Академия управления» / Москва / 2011 г. / 928 стр.

 

стр. 548: «Только циркулярное разпространение этой информации позволяет вытеснить “еврейский вопрос” из сферы буйства страстей и рек крови в сферу осознанных целесообразных отношений людей разного исторического произхождения. Тем евреям, кто свободен от сионо-интернацизма, это даст возможность наконец обрести Родину, которая защищает их, которую защитят и они; те же — и не только евреи по произхождению, - кто не сможет освободиться от сионо-интернацизма или ответного ему жидовосхищения, будет действовать в существенно затруднённых условиях. Разпространение этой информации в СССР позволит резко сократить численность кадровой базы глобальной сионо-масонской нацистской мафии без какого-либо геноцида и массовых репрессий и отсечь основную часть ныне действующей системной периферии мафии от её межрегионального руководства»

стр. 549: «Пока же сионо-интернацизм опасен именно потому, что по существу своему неведом подавляющему большинству евреев и гоев на уровне их сознания».

стр. 555 «Если сионо-интернацизм (или антинационализм в других формах) в их деятельности никак не проявлялся и не проявляется, то всё это ни один ответственный за судьбы общества человек никогда не поставит в вину другому ни всерьёз, ни в шутку; но если в деятельности человека проявляется высокая статистическая предопределённость ошибочных решений, то эти формальные, несодержательные признаки позволят быстрее выявить източники и каналы чуждого интересам народов страны концептуального влияния, если такое имеет место».

стр. 472 «Но неконструктивность анти-“семитизма” неоднократно являлась в истории и непосредственно, хотя сам анти-“семитизм” — всего лишь форма проявления неконструктивности библейской концепции в целом».

стр. 910 «Опыт Германии 1933 — 1945 гг. ещё раз подтвердил неконструктивность для общества в его историческом развитии политики анти-“семитизма”. То есть не переводятся слепцы, которые не видят, что за тысячу лет анти-“семитизм” неоднократно продемонстрировал свою несостоятельность непосредственно. Он не является защитой от агрессии сионо-интернацизма, а лишь даёт возможность легко менять формы и орудия геноцида как в отношении народов, так и в отношении еврейства. Проистекает же анти-“семитизм” из интеллектуального паразитизма толп гоев и иудеев в концептуальной деятельности».

стр.911 «Но участь еврейства, его доля, ничуть не легче и не слаще, чем участь и доля народов».

стр. 913: «В сложных социальных постановках, таких, как забастовки, межнациональная рознь, анти-“семитизм”, революции, гражданские войны и т.п. все то же явление — АВТОСИНХРОНИЗАЦИЯ ПОВЕДЕНИЯ БЕЗДУМНОЙ ТОЛПЫ».

«Занявшись погромом или видя погром, анти-“семит” удовлетворенно произносит: «Так им, жидам, и надо» и остается в стороне, вынуждая СВОИМИ действиями или бездействиями следующие поколения евреев резать и стричь в соответствии с возложенным на них творцами Библии и Талмуда ДОЛГОМ. Так это колесо — Пятикнижие “Моисеево”, Тора — и крутится из века в век; и вырваться из него могут только ОБЕ ТОЛПЫ ВМЕСТЕ, а не кто-то один; евреи за счёт народов или народы за счёт евреев. И еврейство будет исполнять возложенный на него древнеегипетскими иерархами долг, поскольку в толпе оно не может найти защиты от репрессий надиудейского знахарства за уклонение от исполнения своего долга в отношении толпы. Сам же народ в своей массе не несет “элитарного” люмпен-сознания и потому не склонен к анти-“семитизму”, но может быть вовлечен в анти-“семитизм” интеллектуально паразитирующей “элиты”. Народ довольно трудно убедить в том, что он должен «бить жидов» сознательно, как своих врагов, хотя толпу можно вовлечь в любую общественную или государственную кампанию, в том числе и анти-“семитскую”. Но все кампании, не имеющие мировоззренческой основы в народе, всегда терпели крах. Поэтому выход из “еврейского” вопроса один — размывание глобальной толпо-“элитарной” структуры общества и формирование единой концепции развития человечества, отрицающего толпо-“элитаризм” во всех его проявлениях, включая библейско-талмудическое, разными сторонами обращенное к народам и иудеям. И пройти этот путь можно только по лезвию бритвы, с обеих сторон которого — сионо-интернацизм: с одной стороны жидовосхищенный антинародный; с другой стороны антинародный анти-“семитизм”. В основе и того, и другого лежит ПЕРВИЧНЫЙ ЭЛИТАРИЗМ надиудейского осатаневшего ЖРЕЧЕСТВА древнего Египта».

стр. 467: «Все люди без изключения в Предопределении бытия — в его Русском понимании — не рабы даже Богу, они — по Предопределению — Его свободные добровольные помощники и сотрудники».

Можно спорить с авторами, сомневаться в их трактовках идеологий или исторических фактов, но для любого человека, взявшего на себя труд прочесть эту работу полностью, а не ограничиться цитатами «надёрганными» из контекста, обвинения авторов в «побуждении к действиям против евреев», в «антисемитизме», выглядят очень глупо, поскольку авторы осуждают антисемитизм, относя его к одной из форм социального идиотизма, утверждают, что все люди без исключения по предопределению - «помощники и сотрудники» Бога. Единственная социальная группа, против которой направлена полемика исследуемого материала – это древнеегипетское жречество, разработавшее и запустившее, по мнению авторов, современную концепцию социального управления.

Иск прокуратуры в защиту интересов осатаневшего древнеегипетского жречества иерархии Амона, возможно следовало бы признать обоснованным. Однако к защите «прав и свобод граждан Российской Федерации» такой иск отношения не имеет.

5.6 Поскольку огромный мировоззренческий научный и религиозный труд предлагающий человечеству целостную гуманистическую концепцию жизни в ладу с космосом, биосферой и друг с другом, утверждающую равенство перед единым для всех, живущих на Земле Богом всех людей, вне зависимости от расы, национальности, места рождения или социального статуса, эксперты ГУП «ЦИАТ» «оценили» по выдернутой из контекста, намеренно исковерканной цитате, использовав для экспертизы информацию с 2(!) страничек, Заявитель вынужден процитировать выводы иной судебной экспертизы по тексту Концепции Общественной Безопасности экспертов ГОУ ВПО Кемеровского государственного университета, проводившуюся 19.10.2009 по определению Усть-Коксинского районного суда (см. приложение 6). Специалисты КемГУ в отличие от специалистов ГУП «ЦИАТ» не поленились прочитать исследуемые тексты и провести действительно комплексную экспертизу, оценив частные моменты в контексте общей направленности, а не «облегчив себе работу» чтением и оценкой двух страничек из 900 исследуемых. Наряду с текстом специалистами была исследована видеолекция по основам КОБ генерала Петрова К.П. Общий вывод эксперты сделали такой (смотри приложение 6 — листы 16,17 и 21 Заключения судебно-экспертной комиссии):

«Как видно из процитированного фрагмента, в рамках Концепции общественной безопасности» нет положения об изначальной вредоносности и опасности евреев как нации. Данная нация оценивается в лекции Петрова как жертва коварной мафии. Более того, в процитированном фрагменте видно, что лектор открыто критикует радикальный антисемитизм Макашова, Баркашова, указывая, что возлагать вину на евреев — означает вводить граждан в заблуждение. Истинная опасность исходит, как следует из текста лекции от мировой «закулисы», мафии, берущей своё начало от египетского жреческого сословия.

Таким образом, если рассматривать материалы (тексты и видео), содержащиеся на дисках «НАРКО» и «Петров», в комплексе, как цикл произведений, развивающих единую «Концепцию общественной безопасности», можно утверждать, что имеющиеся в текстах негативные оценки представителей еврейской нации не формируют отрицательный образ нации в целом. Формирование отрицательного образа еврейской нации не является задачей ни одного из текстов. Основная коммуникативная направленность произведений, содержащихся на дисках, состоит в общей критике ростовщичества как ведущего принципа экономики, а также толпо-элитарного устройства мира.» Вывод экспертизы: «На дисках с надписью «Нарко» и «Петров» материалов, направленных на возбуждение ненависти и вражды в адрес каких-либо социальных, национальных, конфессиональных или языковых групп, не содержится.

Призывов и побуждений к действиям, направленным против каких-либо социальных, национальных, конфессиональных или языковых групп, не содержится».

Этот вывод экспертов Кемеровского университета является соответствующим реальности вне зависимости от того, что Лефортовский суд не пожелал истребовать материалы дела из Усть-Коксы для того, чтобы убедиться в том, что текст печатного издания «Концепция общественной безопасности Мёртвая вода. От социологии к жизнеречению» уже проходил судебную экспертизу на предмет обнаружения в нём экстремизма в составе прочих работ авторского коллектива ВП СССР на дисках «НАРКО» и «Петров» в 2009 году, и дело № 2-2802/2013 по закону подлежало прекращению производства.

-----

В соответствии с ч. 3 ст. 320 ГПК РФ апелляционную жалобу вправе подать лица, которые не были привлечены к участию в деле и вопрос о правах и об обязанностях которых был разрешен судом.

В соответствии с п. 3 ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 19 июня 2012 г. N 13 «О ПРИМЕНЕНИИ СУДАМИ НОРМ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА, РЕГЛАМЕНТИРУЮЩИХ ПРОИЗВОДСТВО В СУДЕ АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ» лица, не привлеченные к участию в деле, вправе обжаловать в апелляционном порядке решение суда первой инстанции в случае, если данным решением разрешен вопрос об их правах и обязанностях, то есть они лишаются прав, ограничиваются в правах, наделяются правами и (или) на них возлагаются обязанности. При этом такие лица не обязательно должны быть указаны в мотивировочной и (или) резолютивной частях судебного постановления. Следуя правовой позиции Пленума Верховного суда РФ обжалуемое решение напрямую затрагивает права и законные интересы Заявителя, т.к. в случае вступления решения в законную силу Заявитель лишается прав и ограничивается в правах, указанных выше.

Согласно п. 4.4. Ст. 330 ГПК РФ основаниями для отмены решения суда первой инстанции в любом случае являются принятие судом решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле.

Из смысла ст. 391.11. ГПК РФ, законодатель отдельно выделил в надзорном производстве функцию суда (как высшую функцию надзорного судопроизводства), в целях устранения фундаментальных нарушений норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на законность обжалуемых судебных постановлений и лишили участников спорных материальных или процессуальных правоотношений возможности осуществления прав, гарантированных настоящим Кодексом, в том числе права на доступ к правосудию, права на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон, либо существенно ограничили эти права.

Решение Лефортовского районного суда г. Москвы по делу № 2-2802/2013 от 20.11.2013г. о признании книги «Концепция общественной безопасности Мёртвая вода. От социологии к жизнеречению» экстремистским материалом по указанным выше обстоятельствам незаконно и необоснованно на основании ст. 3, п. 4 ст. 13 ГПК РФ, является неправильным и подлежит отмене.

 

ПРИЛОЖЕНИЯ:

(приложения просмотреть или скачать можно здесь)

1. Ходатайство *** о признании заинтересованным лицом по делу № 2-2802/2013 и документами, подтверждающими приобретение Заявителем 24 экземпляров книги «Концепция общественной безопасности Мёртвая вода. От социологии к жизнеречению».

2. Определение суда от 16.07.2013 об отказе признать Заявителей заинтересованными лицами (2 листа).

3. Определение суда от 20.11.2013 об отказе признать Заявителей заинтересованными лицами (1 лист).

4. Материалы парламентских слушаний по «Концепции Общественной Безопасности Мёртвая вода» в Государственной Думе РФ в ноябре 1995 г. (скан-копии официального издания ГД РФ «Думский вестник» № 1 (16) 1996 г.) (7 листов).

5. Постановление суда Усть-Коксинского района республики Алтай о назначении судебной экспертизы дисков «Нарко» и «Пет»ов” (содержащих книгу «Концепция общественной безопасности Мёртвая вода. От социологии к жизнеречению») (1 лист).

6. Судебная экспертиза дисков «Нарко» и «Петров» в Кемеровском Государственном университете (11 листов).

7. Заявление прокуратуры об отказе от иска в отношении дисков «Нарко» и «Петров», содержащих базу материалов Концепции Общественной Безопасности (1 лист).

8. Определение суда Усть-Коксинского района республики Алтай о принятии отказа прокуратуры от иска и прекращении производства по делу в отношении дисков «Нарко» и «Петров» (1 лист).

9. Оптический диск с аудиозаписями телефонных обращений в канцелярию Лефортовского суда по указанному делу.

10. Скриншот карточки дела № 2-2802/2013 на официальном сайте Лефортовского суда по состоянию на 18.12.2013 г. (1 лист).

11. Скриншот страницы официального сайта Лефортовского суда со списком дел назначенных к слушанию на 20.11.2013 (раздел сайта «Судебное производство») по состоянию на 18.12.2013 г. (1 лист).

12. Сведения о регистрации домена и его администраторе из базы аккредитованного регистратора доменных имён (1 лист).

13. Копия заявления свидетеля *** (3 листа).

14. Квитанция об уплате госпошлины в размере 100 руб.

15. Копия решения Лефортовского суда по делу № 2-2802/2013 от 20.11.2013 о признании книги «Мертвая вода” экстремистским материалом.

16. Фотографии разных печатных изданий со словами «Мертвая (Мёртвая) вода» на обложках (4 листа).

25.01.2014 г. Авторы текста не возражают против его свободного распространения и использования любым человеком в силу его личного понимания общественного блага.

-----

 

По вопросу участия — помощи и сотрудничества в отмене решения о признании «КОБ Мёртвая вода» экстремистским материалом можно связаться через тему на форуме. Будем рады вашим предложениям и замечаниям, участию в обсуждении.

По срочным и конфиденциальным вопросам: sirin@kob.su, +7-926-652-9292, Евгений.

Следите за новостями
Обсуждайте идеи